Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

likushin

ДиВеРСиЯ

Дление.
В знаменитом словаре Владимира Даля честь есть «внутреннее нравственное достоинство человека, доблесть, честность, благородство души и чистая совесть», но и «условное, светское, житейское благородство, нередко ложное, мнимое». В других толковниках можно прочесть о чести как о «комплексном этическом и социальном понятии», и об «относительности» такового, и много, много других, весьма значительных и значимых – в минувшем – слов и определений. В не столь многочисленных (вообще) работах и «научпоповских» текстах, где авторы, в силу тех или иных причин и мотивов затрогивали тему (дворянской) чести, раскрывалась она именно с этой, «фонвизинской» стороны, и однако же вовсе без упоминания и самого Дениса Ивановича, и его «Сословника», как бы забытых безо всякого следа; и если уж касался тот или иной осветитель «словарного запаса» русской истории, то именно и только под знаком великого труда Владимира Даля, где, повторю, честь (дворянина) есть «внутреннее нравственное достоинство человека, доблесть, честность, благородство души и чистая совесть», причём «нередко ложное, мнимое» оставлялось, как правило, чуть за бортом, досадным довеском.
Collapse )
likushin

вИДЫ

Немартовские.
Суворов: «Жалок тот полководец, который по газетам ведёт войну».
«Что пользы человеку от всех трудов его, которыми трудится он под солнцем?» (Еккл. 1:3).
Из синема, реплика отрицательного персонажа: Какие фаши докасательстффа?
Collapse )
likushin

ВзВеСЬ

Когда-то давно – мне было лет двенадцать, наверное, я открыл для себя (а для кого ещё-то?) писателя с чудной фамилией О'Генри. Конечно, мне нравились его рассказы о заполошно-весёлых мошенниках, парой дурачивших почтенную публику нипочём не зря, но подлинный восторг вызвало совсем иное – изумившая меня тонкость описания маленьких приключений, случившихся с маленькими, то есть бедными людьми, те рассказы, где, будто в заправдашних сказках, бедным, больным и отчаявшимся на одну сказошную ночь включали цветные волшебные фонарики счастья (эти самые фонарики-то, да, нынешние). И надевали удавку надежды (прибавил я сегодняшний). Сегодняшний я прибавил бы к этому ещё и мальчика на ёлке у Христа от Фёдора Достоевского, которого так не любит сегодняшний Чубайс, как раз и именно за эту ёлку и не любит, потому ёлку с парой «волг» за один ваучер должен был ставить один этот Чубайс, а Достоевский ему дорогу перебежавши.
Collapse )
likushin

каЩЕЙ

Денис Иванович Фонвизин, в «Послании к слугам моим Шумилову, Ваньке и Петрушке»; монолог смотрящего за каретою и лошадьми Ваньки:
Collapse )