Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

likushin

МАГиЧЕСКиЙ РеАЛиЗМ

У гимназической кастелянши Прасковьи Алексеевны была чудесная комната, старомодная: киот с лампадкой, растения на окнах, попугай в клетке, вежливо здоровавшийся с входившими, и толстый кот, жарившийся у печки.
Collapse )
likushin

ТаРаКаНЬе МоРе

Слыхал байку, морскую, о том, что в прежние времена таракан на борту был не только паразитом, но, случалось, приносил пользу экипажу. Вот как, говорят, бывало: возникает необходимость протащить через некоторую узость «конец», то есть толстую верёвку, а «конец» этот никак не лезет; тогда моряки ловят таракана, привязывают к нему суровую нитку и запускают в эту самую непроходимую узость; таракан ползёт и вытаскивает нитку куда нужно; дальше – дело, что называется, техники: прикрепить к нитке «конец» и, протащив, закрепить. Дело сделано, все пьют компот, ром и водку, закусывают: кто макаронами «по-флотски», кто солониной, кто – пудингом. В особо торжественных случаях бескозырки, мичманки и зюйдвестки (и персидские княжны) летят на воздух и за борт.
А таракана в расход, кожаным каблуком по рыжему хитиновому панцирю, до мокрого места: человечья благодарность. Ну – «все под Богом ходим», чего тут.
likushin

ЛИЗкИн ПоПКа (РеПinБЛуЗ)

Воробышек Лесбии милой моей умер...

Г.В. Катулл

uch die Todten sollen leben!

Ф. Шиллер

У вас лошади рыжей с бельмом на глазу нет случаем?

а дуры-жены?

Екатерина Секунда

Жил я дураком дурак, на лету, в натужинку – при кисельном берегу, в измолочной лужице. Выпала мне Божья запазуха: пришлёпнут до мокрá мéста, да вытрут насухо. И ни на грош за душой злости, потому в дому всякий день гости: с вечери поп – не лень воду толочь – грехами стращает, а, чуть заполночь, у самого хвост с прыщами; наутро – умник, как шкап, дубóв, явится, с руиною съеденных на книжках зубов – пьяница; в обед – как семь бед – припрёж руссачий, всячий: всевидцы с фонарями на глазу, вселюбцы с прохорями на газу, иначе – фило-сóвы да фило-словы; но главное – как на Тот Свет близко, жила при мне, душкой, Лизка.

Я всё молчком, да Лизка ко мне – бочком:

- Хочется в жизни блеску, а поговорить, и то – не с кем!

От, думаю, брат, дичь-ухаба: не баба, а грудная жаба; за так не сбежишь, без обеспечения, надо – ей-ей! – нажить умственного развлечения.

Я – на блошиный торг, как в морг – за упокойным разором: «Подай, де, растакóвину, чтоб непременно с узором!» Трёх воров кинул, трёх ментов минул – сыскал Баала, главного в наших краях кривого цыгана-крамáла. Выменял у него на шкалик клетку под узорчатой шалью: «Плати недорого – получай ветхого ворога!»

Приволок домой – Лизка:

- Ой!

(Что-то в ей с головой, но поднёс галантерейно – как фраер лотерейный.)

И началось: пряха-птица!..

Collapse )

likushin

УЖиМКи УЖиКов

Прочитываю из предфинального в «Empire “V”» Пелевина:

«... Я с тихим торжеством подумал, что все в моей жизни теперь будет по-другому, и я никогда не забуду того, что только что понял.

И понял, что уже забыл.

Все уже кончилось. Вокруг меня опять сгущалась плотная безвыходная жизнь» [Выделил. - Л.].

Торжественный такой, апогейный момент ужиком-словечком завился.

 

Collapse )

 

likushin

ЦЫПЛЯТа, ФАРШИРОВАННые ГАДЮКой, под СЛИВКАМи

«К примеру, Змей, виновник Грехопадения и зримая форма Искушения, Враг Женщины par excellence, в мире искупления оказывается для нее одновременно и драгоценнейшим из лекарств. <...>

Collapse )

 

likushin

Легенда о посленднем нищем (отрывок из романа "День нищих")

...  Но перед концом, перед концом всего, человечество непременно должно потрясти себя невиданным праздником. Послушайте, эта мысль упала мне словно с неба, и я немедля уверовал в неё, как в некую доктрину. Впрочем, она смутна, это я сознаю, но от мысли уже не отстану. Представьте, что всё человечество вдруг сговорилось об своём решительном и последнем устремлении к "Золотому Веку", что оно наново перечитало Жозефа де Местра* и восстановило даже проект "Азиатской академии" графа Уварова,** и заявило, наконец, что наступил рай для него тотчас же по оглашении заявления и наступил. Девятнадцать почти веков было оно во аде, а теперь решилось ещё пострадать, но уже окончательно, чтобы все прочие страдания затмились сами собою и воссияло одно ― главное.

Я назвал этот праздник "День нищих".

Collapse )

 

http://zhurnal.lib.ru/l/likushin_o_s/beggars_day.shtml