likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

ИМя МОеЙ ЛОдкИ: ЧТОБы ВыЖИТЬ

Нынешним летом имел случай сравнить поминальные обряды в Хабаровске и Новороссийске. Немало подивился тому, что наутро после похорон близкие и друзья покойного должны вновь собраться на месте захоронения и совершить трапезу. Набор блюд весьма ограничен и также традиционен. Часть принесённой еды оставляется на могиле. Равно как сам обычай, так и совпадения в нём, не могли не заинтересовать любознайку. Впрочем, сколько ни пытался добиться, откуда пошёл странный обычай в столь широко разнесённых одна от другой областях, ничего путного узнать не удалось.

- У нас так принято. И у отцов было так, и у дедов. Чего тебе?

- Языческое нечто...

- Бог сам разберёт, не суйся...

Я и не стал соваться, но запомнил. Возвратившись ненадолго домой, к запылившимся своим книжкам, первым делом полез в Проппа, и в считанных первых страницах наткнулся на выяснение мотива кормёжки бабой-ягой шастающего по свету героя («Прежде напои-накорми, в баню своди, после спрашивай!»):



«Требуя еды, герой тем самым показывает, что он не боится этой пищи, что он имеет право на неё, что он “настоящий”. Вот почему яга и смиряется при его требовании дать ему поесть. В американском сказании герой иногда только делает вид, что ест, а на самом деле бросает эту опасную пищу на землю. Наш герой этого не делает, он этой пищи не боится. Там, где культ мёртвых уже получил полное развитие, эта необходимость еды на пути странника выражена ясно и сохранилась в деталях. Особо яркий пример даёт Египет. Египетский материал объяснит нам, почему сперва надо есть, а потом только можно говорить. Еда отверзает уста умершего. Только приобщившись к этой еде, он может говорить.

В египетском заупокойном культе умершему, т. е. его мумии, по принесении в склеп прежде всего предлагали еду и питьё. Это так называемый “стол предложений”. Бадж описывает эту церемонию так: “Еда вносилась на столе, и два стола предложений приносились также в зал (usekht) или помещение склепа. Статуя (т. е. мумия) не могла, конечно, сесть за стол, чтобы поесть; по-видимому, кто-нибудь, может быть жрец, садился в качестве заместителя (vicariousty) приложиться к еде на столе. Еда состояла из немногих видов хлеба и лепёшек, напитка (tchesert), и по окончании вкушения уста статуи были «отверсты», и верили, что умерший, которого представляла мумия, превратился в khu, или духа, и приобрёл все способности духов другого мира” <...>.

Этот  текст совершенно ясно показывает, что еда “отверзает уста” и превращает умершего в дух – субститут некогда бывшего здесь превращения в животное. Церемония отверзания уст была одной из важнейших церемоний культа. В заупокойных текстах ей посвящена специальная книга, которая называется “Книгой отверзания уст”. Но и в “Книге мёртвых” можно найти примеры. Вот отрывок из 122-й главы “Книги мёртвых”: “«Открой мне?» «А ты кто? Куда ты идёшь? Как твоё имя?» «Я – один из вас, имя моей лодки – собиратель душ... Пусть мне будут даны сосуды молока с лепёшками, хлебами... и кусками мяса... Пусть эти вещи мне даны будут полностью... Пусть мне будет сделано так, чтобы я мог продвигаться дальше подобно птице Бенну...»”.

В этом отрывке есть два пожелания: “пусть я буду есть” и “пусть я стану птицей”. Но в сущности – это одно желание, которое на нашем языке гласило бы так: пусть я буду есть, чтобы стать птицей. В 106-й главе “Книги мёртвых” это выражено яснее: “Соизволь мне хлеба, соизволь мне масла, и пусть я очищусь посредством бедра и жертвенных лепёшек”. Итак, эта еда очищает, очищает от земного и превращает человека в неземное, летучее, лёгкое существо, в птицу. Брэстэд говорит: “Наконец, этот странный, мощный хлеб и пиво, которые жрец предлагает мертвецу, не только превращают его в душу и приуготовляют его, но дают ему силу и делают его мощным. Без этой силы мёртвый был бы беспомощен. Эта сила должна была также дать умершему способность выдержать враждебные встречи, которые ожидали его в том мире”» [Выделил. - Л.]. - В.Я. Пропп. Исторические корни волшебной сказки. М., 2005. С. 50-51.

Прочтя, не мог не вспомнить знаменитейшую из печальных песен, оставленных нам пережившими последнюю мiровую войну, которая (война) есть не что иное, как череда «враждебных встреч»:

«... А превратились в белых журавлей».

Не мог не вспомнить традиции, бытующей у японцев, - запускать в небо белых поминальных журавликов, сделанных из лёгкой, легче выжженного воздуха, бумаги.

И ещё я понял, что человек упорно, тысячами, десятками и сотнями тысяч лет, парадоксально желает превратиться в животноечтобы выжить, хотя бы на Том, на крыльях парящем свете.


Subscribe

  • выГоДцЫ

    Н.Чернышевский , «Что делать?»: « Человеком управляет только расчёт выгоды». На 1862 – 1863 годы, когда писался…

  • абСУРДоПеРеВОД

    Русские немцы о немцах немецких, о нравах, о… Из сети, случайное: «… ещё со школьной скамьи граждан учат строго соблюдать…

  • АсЬ

    Не столь давно выставлялось здесь некое моё (немногословное, что редкость) рассуждение о картинке Ильи Репина «Искушение», с гусаром и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

  • выГоДцЫ

    Н.Чернышевский , «Что делать?»: « Человеком управляет только расчёт выгоды». На 1862 – 1863 годы, когда писался…

  • абСУРДоПеРеВОД

    Русские немцы о немцах немецких, о нравах, о… Из сети, случайное: «… ещё со школьной скамьи граждан учат строго соблюдать…

  • АсЬ

    Не столь давно выставлялось здесь некое моё (немногословное, что редкость) рассуждение о картинке Ильи Репина «Искушение», с гусаром и…