likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

МАТрЁшКА из ВСТАВнЫХ ЧЕЛюСТей

 Ich sterbe – Я умираю (нем.).

Есть, говорят, и вычленена давно в человеке одна из самых отвратных черт этого существа: «буржуазное чувство». С нею принято (у иных) бороться. Как? Да вот, пожалте…



Прочёл у одного из нынешних борцов «за справедливость», уничтожателей богатых и богатства, не юного, наверное, «идеологиста» (не допытывайтесь имени, не назову): «Терроризм – это моя субъективная потребность, моя утопия (действие, которому нет места, но оно должно быть). Например, я люблю женщину, единственное средство избавиться от этого буржуазного чувства – пристрелить её, как собаку, лишить свой миф физического носителя, и так всегда, и так везде».

Прочёл и запомнил этого эпатажника-позёра-«младогегельянца», даже выучивать не пришлось – само легло. Потому – я, может быть, в отличие от него, не только читал кое-что пострашнее, но и видел кое-что не в три-дэ-экране. Подробности опущу, однако же самое место привести «Бунтующего человека» Альбера Камненоши (Камю).

Итак:

 «Бог умер, но, как предупреждал Штирнер, нужно убить мораль принципов, где еще таится воспоминание о Боге. Ненависть к формальной добродетели, этой ущербной свидетельнице и защитнице божества, лжесвидетельнице на службе у несправедливости, остается одной из пружин сегодняшней истории. “Нет ничего чистого” – от этого крика судорогой сводит наше столетие. Нечистое, то есть история, вскоре станет законом, и пустынная земля будет предана голой силе, которая установит или отринет божественность человека. Тогда насилию и лжи предаются так, как отдают себя религии, - в том же самом патетическом порыве». - А.Камю. Бунтующий человек // А. Камю. Бунтующий человек. Философия. Политика. Искусство. М., 1990. С. 223.

И далее:

«Для якобинца весь мир добродетелен. А начатое Гегелем и ныне торжествующее движение предполагает, что никто не добродетелен, но добродетельным станет весь мир. Вначале, по Сен-Жюсту, все идиллично, а по Гегелю, все трагично. Но в итоге они приходят к одному и тому же выводу. Нужно уничтожить тех, кто уничтожает идиллию, или уничтожать ради сотворения идиллии. Гегелевское преодоление Террора завершается только его расширением». - А.Камю. Бунтующий человек // А. Камю. Бунтующий человек. Философия. Политика. Искусство. М., 1990. С. 223.

Я выбираюсь на поверхность этого, добродетельного, мiра и начинаю сдыхать, мгновенно начинаю – я чувствую процесс эпидермой. Дальше, в подкожное пространство, я не намерен пускать пролившуюся дрянь – ухожу вниз, в царство теней великого Подпола. Но уходя, всё же – из неукротимого любопытства – пытаюсь допытаться ответа, приставая к встречным (и, главное, к поперечным) с предепрессивнейше истошным вопрошанием:

«Что есть человек?!»



Subscribe

  • САНХо ПАНсА, враг НАРОДа

    М i р ловил меня, но не поймал; ты сам лезешь м i ру в пасть, а он от тебя отплёвывается. Г.Сковорода Свободы нет, есть…

  • САНХо ПАНсА, враг НАРОДа

    Жизнь... подобна игрищам: иные приходят на них состязаться, иные – торговать, а самые лучшие приходят как зрители. Пифагор 9.…

  • САНХо ПАНсА, враг НАРОДа

    Свобода нужна не для блага народа, а для развлечения. Б.Шоу … у Достоевского люди не едят, чтобы говорить о Боге, у Чехова…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • САНХо ПАНсА, враг НАРОДа

    М i р ловил меня, но не поймал; ты сам лезешь м i ру в пасть, а он от тебя отплёвывается. Г.Сковорода Свободы нет, есть…

  • САНХо ПАНсА, враг НАРОДа

    Жизнь... подобна игрищам: иные приходят на них состязаться, иные – торговать, а самые лучшие приходят как зрители. Пифагор 9.…

  • САНХо ПАНсА, враг НАРОДа

    Свобода нужна не для блага народа, а для развлечения. Б.Шоу … у Достоевского люди не едят, чтобы говорить о Боге, у Чехова…