likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

РУССКое ЧУДО

Какая, всё ж таки, прелесть и какой восторг наша русская, до-литературная, литература! Вот, решил перечитать сборник Кирши Данилова, а там, да с первых же страниц, да «во первых строках мово письма» (классика «космического» нашего кинематографа), - диво:
... Чудо в тереме показалося:
На небе солнце – в тереме солнце,
На небе месяц – в тереме месяц,
На небе звезды – в тереме звезды.
На небе заря – в тереме заря
И вся красота поднебесная.
Такой, вот, рефрен есть в Песне «Про Соловья Будимеровича», сказошный, во всех смыслах, для наших предков. Мы же, люди «технически развращонные», легко сообразим что к чему, проще простого догадаемся, да и хмыкнем на всю ивановскую:
- Чего там, сказошного, типовой планетарий... Где он у нас там, на Кутузовском, что ль?..
Я уважаю «планетарий», я ценю «планетарий», я даже клятвенно обязуюсь, в ближайшие дни, поехать и посетить, что называется, безнадёжно долго ремонтировавшийся (или «пилившийся») знаменитый Московский планетарий; да что, - я загорелся оживлением воспоминаний детства, меня тянет и тащит во «внутрипланетарное» пространство, и всё же...
Я не хочу «планетарий» – в песне «Про Соловья Будимеровича», не хочу, я не могу признать «планетарий» – в песне «Про Соловья Будимеровича», не могу, я отрекаюсь от «планетария» – в песне «Про Соловья Будимеровича», отрекаюсь!
Я прошу вас, развитых и продвинутых, пользователей и повелителей, загаджетованных и фенечковатых, оставить мне чудо, маленькую толику его, чтоб можно было проснуться утром в каком-нибудь «тереме» (пускай убого монолитно-кирпично-панельном), открыть детские глазки (настоящий русский – до конца дней своих ребёнок) и обнаружить в них, с трепетом сердешным, с замиранием последнего светлого комочка в изгаженной – собою и жизнью – душе, такое, вот, чудо:
На небе солнце – в тереме солнце,
На небе месяц – в тереме месяц,
На небе звезды – в тереме звезды.
На небе заря – в тереме заря
И вся красота поднебесная.
Я, позови меня кто умный голосовать за такое, - задрав штаны бы побежал, во всех «русских маршах» стал в первую колонну. А в «Путина-Медведева» с кремлёвскими напёрсточниками играть не пойду. И в «наши» не пойду, и в «не-наши». И с Навальным не пойду, и с Жириком не пойду, и с товарищем Зюгановым, и с господином Явлинским. И ни с кем не пойду, останусь чужим среди своих, своим среди чужих, удалюсь – навеки – в «планетарий», мир в мiре будить, соловьём буди-мiровичем: я сам себе русский марш, я сам первое на свете чудо, я – русский! А разве чуду пристало «маршировать» и «голосовать»?
«Голо совать»-то, это вообще, то ль интимно, то ль пошло, ежли напоказ да с подсчётами. Хе.

Subscribe

  • ПРЯМеЙ и РЕЗчЕ

    Verba volant, scripta manent. Слова улетают, письмена незыблемы (лат.) В последнее время, а и «вообще», у нас много говорят о…

  • выГоДцЫ

    Н.Чернышевский , «Что делать?»: « Человеком управляет только расчёт выгоды». На 1862 – 1863 годы, когда писался…

  • абСУРДоПеРеВОД

    Русские немцы о немцах немецких, о нравах, о… Из сети, случайное: «… ещё со школьной скамьи граждан учат строго соблюдать…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments