likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

СуЩЕСтВО


Не требуй, чтобы всё происходило, как ты хочешь.
Предоставь вещам происходить, как они происходят,
и будь счастлив.
Эпиктет
 
Я кое-что повидал и пережил «в этой жизни»: кровь и смерть, смех и слёзы, радость и горечи, потери и обретения, довольство и нищету, любови и ненависти, обманы и «покаяния». В «войнушку» не поигрывал, но «кое-что» я сам имел возможность понавытворять. Я – большой, если разобраться, грешник. «Твёрдо ставший на путь исправления». Что не искупает, но некоторым образом обнадёживает. Меня, дурака.
Разве может быть истинный дурак без «надежды»?
Однако я умный человек, и не из последних умников. Я знаю цену своим безнадёгам, она – грош в базарный день. Грош! Но никогда – сребренники по известному счёту.
Разгрёбываясь в этом контексте (понятном, верно, всякому и всякой), могу сказать, как пред Богом, одно: в те пару-тройку раз, когда скользко-серебряные монетки оказывались на моей, готовой сжать их в горсть, ладони, Что-то меня остерегало, Что-то отстраняло-отшатывало, Что-то не позволяло «сами по себе» сгибающимся пальцам прожечь ладонь души несмываемым тавром. Останавливало.
В «последний момент» клеймо «подлец» соскальзывало с руки, как бы «само собой».
Я был «хамом» – я стал «джентльменом», я был «вором» – я стал «сторожем», я был «нечестным» – я стал «честным»; я был «несправедливым» – я стал «справедливым»; да что – я природное своё «донжуанство» помножил на нуль, чем спас десятки, наверное, судеб и жизней. Хе: «обнадёга».
Смиренье, как известно,
Лишь лестница для юных честолюбий.
                                                 (Шекспир, «Юлий Цезарь»)
Одно время, не умея стать хозяином виноградника и не имея терпежу для работы в нём, я объявил, что «виноградника не существует», по крайней мере, в пределах мiра сего.
Мне стало легче?
Трудней. Стократ, тысячекратной тяжестью исполнилась грёбаная эта ноша.
Пашу в «несуществующем» винограднике. От зари до зари. Скриплю. Терплю. Хриплю.
Долго ль ещё?
Бог знает. Может, на вдох-выдох. Может – на десятки лет.
Хрипеть. Терпеть. Скрипеть.
Костями-жилами да несуществующим, виртуальным «пером» (пошлó бы оно!).
Но вот что: «Более тысячи лет зло проецировалось на мир духов, ныне оно снова стало атрибутом человека»*.
Я – человек. Ничто человеческое мне не чуждо.
Я только подлости да предательства (та же подлость) терпеть не могу: вмиг «во ад» отправлю – с осинового сука (если длина рук позволит). Но – не задумываясь (грешен). Но – тяжко вздохнув разок, обронив слезу – по привычке, или «для приличия». Всё остальное мне «по барабану»: хриплю, терплю, скриплю.
Хрестьянин. Слабое, нежизнеспособное, говённенькое, если разобраться, существо-с. Особые приметы: живущее на свете две, без малого, тысячи лет**. Конченый терпила, короче.
 
* Джеффри Б. Рассел. Мефистофель. Дьявол в современном мире. СПб., 2002. С. 94.
** Христианство как таковое, по моему размышлению, появилось на свете не с рождением Христа, а с началом Его служения (положим, со дня Нагорной проповеди), так что, (наивно) полагаю, скоро, году этак в 2030-м, поджидает нас довольно весомая «круглая» дата: две тысячи лет Христианства. Вопрос: так не пора ль учредить какой-нибудь «комитет» для подготовки к столь важному праздненству, с «пропиской» именно в России, предположительно, в Москве?

Subscribe

  • лИШЕнКА

    В одной литературоведческой работе: « В отсутствие назидательности литература лишается оправдания». Встать! Суд идёт. См.:…

  • ТеЛеГА ЖизНИ (18+)

    Нигде как в срамном учебном воспиталище для всероссийских братьев-бастардов Пушкин мог подцепить этакую ещё заразу… Хоть тяжело подчас…

  • гОРшОК, вАРИ!

    Николай Гоголь: « Русского человека до тех пор не заставишь говорить, покуда не рассердишь его и не выведешь совершенно из терпения».…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments