likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

СВЯТые РЯДОМ

В одном славном своей историей (да и нынешними делами) русском монастыре буквально днями случилась история, весьма, как мне показалось, любопытная, о чём я, по непоседливости своей, решил оставить литературный анекдот. В самом положительном, сообразно месту действия и действующим же лицам, смысле.

 

Итак, в монастырь является Патриарх. Братия, во главе с отцом игуменом, встречает, подобающим (и самым торжественным) образом Его Святейшество, произносятся приветствия, совершаются молебны и проч., и проч. Всё – в самом приподнятом, даже радостном настроении, но и, конечно, не без известного трепета: священноначалие, как-никак!

И вдруг в одну минутку (конечно, была минутка и был ахнувший в ней – вполне литературно – «вдруг») Патриарх объявляет отцу игумену: так, мол и так, отче, хорошо бы монастырю открыть новое подворье там-то и там-то; а «там-то и там-то» это очень и очень далеко – географически далеко, по заморскому своему местоположению, именно там, куда уж точно пресловутый Макар телят не гонял.

Замечу, что, поскольку сам-то я ни участником, ни очевидцем этой истории, по скромности положения моего, не был, да и не мог быть, приписанные мною Патриарху слова «хорошо бы», пожелательно-сослагательные, скорее всего, не произносились, и воля Патриаршая об открытии нового монастырского подворья выражена была «в приказном порядке», именно повелением; однако мне, для остроты и для литературности анекдота, очень захотелось, чтобы Его Святейшество выразился именно так, повторю: «Хорошо бы...»

Братия в замешательстве («Дали-то экие, несусветные!»), но старается замешательства своего не выказать, а отцу игумену деваться некуда: братия, позамешательствовав вволю, очи свои в него-то как раз, как в своего начальника вперила, ах! «Ах!» - эхом издаётся из отца игумена, и эхо это обращено на самого Патриарха: у монастыря, Ваше Святейшество, подворья открыты уже там-то и там-то, сям-то и сям-то, а к подворьям – скиты во множестве, и скиты эти, точно жемчуг с рассыпавшихся чоток, раскатились по всей земле русской – и туда-то, и сюда-то, и на растудыкину гору, и в разлюлималинову падь... А братии – раз-два да обчолся, и некого, вроде, в новое-то, «немакарьевское» подворье послать, вот уж беда так беда, вот уж горе так горе!

Усмехнулся Патриарх на загоревавшего отца игумена – неприметно так, разве ближние-то и заметили, и говорит:

- Ну, коли так, отче, и послать тебе на новое подворье как есть некого, так езжай туда сам!

.............................................

Тут – немая сцена, точно в финале пиесы «Ревизор»; между прочим, весьма похоже должно было выйти – это я вам как человек не без литературного некоторого и, главное, житейского опыта говорю. Но история «моя», то есть именно изложение её, в виде и образе литературного анекдота, на сем не завершилась: над нею уж такое «ах» повисло, что пока эхо трижды вокруг земли не облетит, она и не окончится, не разрешится то есть – к благоденствию-то участвующих в ней человецев. А без благоденствия – как жить?

Никак.

Сознав эту немудрящую истину, на другой день по отъезде Патриарха отец игумен собрал верную Христу и монастырскому уставу братию и обратился к ней с такими словами:

- Братья монахи! Решайте, кто из вас отправится в края далёкие, в страну заморскую и островную, открывать новое подворье нашего монастыря, следуя в том воле Святейшего и моему благословению! Говоря коротко, - у каждого из вас есть шанс стать святым... 

Тут, уж действительно – пауза из пауз, немота немотная: не каждый день тебе, будь ты хоть самый зажившийся на этом свете монах, предложится стать святым. Да может, и никогда вовсе.

 

***

Как бы ни был хорош (и литературен) анекдот, самое время ставить в нём фигуральную точку, а за точкой той поместить (традиция и канон) коротенькое послесловьице. Вот оно:

... Поехали! Отыскались в монастырской братии подвижники, возложившие на себя несмываемую печать «кандидатов во святые и праведные», благословившиеся, как полагается, у отца своего игумена, да и поехавшие за тридевять земель киселя хлебать. А если ещё не поехавшие, то разве по неудобовразумительной заминке какой: завтра же поутру и выедут. И то: долго ли голому собраться? Разве помолиться да подпоясаться, покрепче.

Бог им в помочь. А нам...

Нам, людям простого звания, серым мирянам да белым клирикам, грешникам великим и малыим, хорошо, думаю, помолиться за чернорясых подвижников и на том запомнить: святые – они не «где-то там» и не «что-то над», неотмiрное то есть, и «свыше назначенное»; святые, они – рядом.

 

Subscribe

  • выГоДцЫ

    Н.Чернышевский , «Что делать?»: « Человеком управляет только расчёт выгоды». На 1862 – 1863 годы, когда писался…

  • абСУРДоПеРеВОД

    Русские немцы о немцах немецких, о нравах, о… Из сети, случайное: «… ещё со школьной скамьи граждан учат строго соблюдать…

  • СиСТЕМа ХА

    Прочлось: «В рамках довольно интересного исследования делается предположение, что, как и Вселенная, наш мозг может быть запрограммирован…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments