?

Log in

No account? Create an account
РАБ ПОДВИГа - Олег Ликушин

> Recent Entries
> Archive
> Friends
> Profile
> My Website

Links
«День Нищих»
блог «Два Света»
Формула (фантастическая повесть)
Ликушин today
«Тот берег»

July 22nd, 2011


Previous Entry Share Next Entry
01:38 pm - РАБ ПОДВИГа

Он весь – дитя добра и света.

Он весь – свободы торжество!

А.Блок

 

Вот вам – описанье сказки, вдруг возникшей из быта современного русского, благопомещённого дачника. Слушайте...

 

В одном добром и старинном городе случилась беда: завёлся в его окрестностях летающий червь ГадФлай. Таковы были его сила и власть, что осмелился дерзкий потребовать себе на всякое лето одну из городских красавиц, для целей съеденья живьём. И нечего делать, жители, погоревав немало (уроды, и не только моральные), подчинились. Каждое лето они выводили из городских ворот прелестнейшую девицу и передавали её с рук на руки подручным чудовища, и так длилось трегодьями и четвертьстолетием. Самого же ГадФлая никто и никогда своими глазами не видал. Впрочем, городская легенда, возникшая как бы из воздуха и моментально захватившая умы и сердца горожан, твердила, что видевшие чудовище, разумеется, имелись, однако ужасное видение это становилось последним в их несчастной жизни: ах!..

Но вот однажды в город явился герой-любовник (конечно и разумеется, красавец писаный), и, надо же такому было случиться, подгадал он с явленьем своим как раз к выводу очередной красавицы из городских ворот. Натура героя-любовника была самая романтическая, воображение бурлило в нём, подобно молодому (мутноватому, но самую малость) вину. Он тут же представил себе нежные перси красавицы, изъеденные летающим червём. Отчего, спросите вы, внутреннему взору героя предстала именно эта часть тела несчастной, обречонной в жертву? Может быть, оттого, что красота и ужас ходят по свету рука об руку? А может, герой был немного ханжа, и не осмелился представить не менее нежные (и более, наверное, соблазнительные) ягодицы юной прелестницы, в бледно-розовую плоть которых раз за разом вонзаются стрекала насекомого хищника, начисто лишонного самых элементарных представлений о прекрасном (не говоря уже о долге, чести, доблести и славной науке эстетике). Повторю: может быть...

Итак, герой, замутнённым слезою взором схватывает окутанную тончайшими покрывалами красотку и негодует при виде дурных манер и грубых рук прислужников кровожадного монстра, явившихся за очередной добычей. Вопрос «Что делать?» не возникает перед героем – не успевает возникнуть. Движимый достойным подражания порывом, герой бросается на врагов и, сколько бы их там ни собралось, всех разом побивает. Схватка занимает минуту. От силы две. Обагрённый чорною кровью ГадФлаевых слуг меч героя ещё дымится (Олé, оле, оле, оле!). Грудь его высоко вздымается, он дышит тяжело, но и свободно. Поражонные произошедшим горожане склоняются пред невесть откуда возникшим освободителем, но в их сердца уже закралась чорная мысль: победить прислужников летающего червя ГадФлая легко («Мы бы и сами управились»), но что станется, когда явится их повелитель, лично (а тот не замедлит); и какова будет судьба – теперь уже не одной только красотки с её персями, ягодицами и прочими частями нежного девичьего тела, но судьба всего города, со всеми его, почти поголовно некрасивыми жителями, от мала до велика? Сознаёт ли герой полноту ответственности, принятой на себя столь дерзким и необдуманным поступком?

Но герой не слышит чорных мыслей освобождённых им горожан: красота всегда глуховата к уродству. Он и о летающем черве ГадФлае ничего толком не знает (похоже на то). Он упоён представшей его взору очаровательной картиной, которая, даю слово, достойна кисти великого какого-нибудь мастера рисовать дурацкие, соблазнительные для малоумных тинейджеров сюжетики. Да, герой вперился светловзором в освобождённую им  красавицу, во все её округлости, выпуклости и впуклости (где надо). Прежде всего, конечно, в её перси, которым всё ещё грозит жуткое изъеденье летающим червём. Но по сю минуту перси её чисты, свежи и дышат, дышат всею подперсною грудью, и бьются, бьются во всю силу маленького подперсного же сердечка. И подпопная жилка ещё у ней дрожит, подрагивает. Но – самую малость, да и герою этого не видать.

... Словом, вот вам (на съеденье) фальшь-финал, развязка, обещающая многое, и в многом этом – счастье и слезу умиления, и восторг, и взмахи картонного меча в слабой ручке не в меру развоображавшегося десятилетнего мальчишки, и, возможно, кое-что ещё. Что же? Ну, к примеру, открытость вопроса: а явится ль летающий червь, объявленный молвою как страшный точильщик нежных девичьих персей, то есть явится ли лично, и чем его явленье чревато? потом, - как и чем встретит явление чудовища герой-любовник, не оплошает ли, не струсит ли в последний миг, достанет ли, наконец, силёнок одолеть врага? и не отыщется ль среди взобравшихся на стены горожан подлый какой завистник, который, улучив минутку, пустит калёную и отравленную стрелку в спину герою, попадёт ему под шестое ребро (или, там, под лопатку), а там и похитит и присвоит сироту-красавицу, будто бы неутешную, но девицу вполне плотскую, то есть с известной долей похоти и проч.? Или вот, опять же: что, если червь треклятый, точно смеясь над непобедимым героем-освободителем, не выйдет с ним на открытый бой, а улетит – тотчас и стремглав – в соседний город, под такие же белые стены да крепкие врата, чтобы оттуда себе жертвы выманивать и сызнова и беспрепятственно вонзать свои хищные, свои отвратительные жала-стрекала в их нежнейшие перси-ягодицы?.. А там – в другой город и ещё в другой, и так по кругу... А герой, которому не просто оторваться от наслаждения завоёванной красотой, плюнет (через силу) на неё и её прелести, да и, подчинясь зову, устремится вдогонку зверю; но, догоняя, помни, юный друг, что ты (как герой) всегда на шаг позади, что ты всегда второй, а безумно жолтую майку лидера стырил у проказницы-судьбы злодей и зломысленник, урод на поле высоко-эстетического. И это он непобедим, а не ты. И рано или поздно тебе самому, состаревшемуся, придётся стать его, летающего червя ГадФлая, жертвой. Несмотря даже на тот – неоспоримый – факт, что ты-то лишон нежных персей, по природе они тебе не положены. А ГадФлай их всё одно отыщет в тебе и пожрёт, и, пожирая, насладится.

Такая он дрянь, этот вымышленный мною и раздутый до непомерностей червяк. Червячочек. Хреньца.

Но битвы кипят, трубы трубят, и штандарты валятся, а знамёна летят. И ты герой, а не кто другой, и красавиц набралось, поди, с тыщу, и краше по всему свету не сыщешь. И слава тебе, и почёт, и нет спокою. А жизнь одна, прими такою. Жизнь, как считается, «идёт», шага при этом не шагнув. Не икнув и не сморгнув. Одна, твоя, как бы собственная, неотъёмная да неуёмная. Хорошо бы хоть умная, а то ж нет: дурья.

Не здесь ли и быть (по-русски) финалу?..

И то, говорят, в наши нынешние, крепко и надолго, по слухам, установившиеся жары в иные головы сама собою лезет и вкрадывается всякая, прости, Господи, чепухня. Ну, вроде красоток с персями, червей с леталами, героев с придурью.

А то ещё и так, слыхалось, случается: идёшь себе, прогулкою, по леску, опушечками, думаючи этак сам с собою, как душечка с душечкой, заденешь невзначай треухом за дубовый сучочек, рванёшь с перепугу, как молодой бычочек, да как треснешь башкой о райские ворота – так искры из глаз, гори, плешь, тлей борода! Одна искра – шмыг на полку ружью, а на полке – пороху с квашню: ходи пешком, не забудь пешню; а ружьё как стрельнет, и точь-в-точь – в тетерева на ели; тетерев курлык с постели, и на зайца: «Где мои яйца?!»; а заяц как вскочит, как дичины по лесу настрочит – ходи, знай, собирай, печь начиняй, столы накрывай: будет тебе свадебка! (Светло да сухо, где ещё пожрать-то от души до брюха?)

И вот что скажу, чтоб до печонок срослось: неженатым со своей свадебки ни одному ещё уйти не пришлось, разве дураку безглазому, то есть начисто лишонному разума. И то: невеста-ть нового симаха славной хозяюшкой вымахает: как по улице пройдёт, всю грязь подолом заметёт, свернёт в переулочек – нащиплет соседских курочек, мальцы её повстречают – дрекольем закидают. И то: на дровах зимой экономия!..

 

 


(11 comments | Leave a comment)

Comments:


[User Picture]
From:12_eylul
Date:July 22nd, 2011 09:59 am (UTC)
(Link)
Браво, граф)
[User Picture]
From:likushin
Date:July 22nd, 2011 10:01 am (UTC)
(Link)
Гм. Уточню: барон. Всего лишь. :)
[User Picture]
From:12_eylul
Date:July 22nd, 2011 10:33 am (UTC)
(Link)
В конце концов, лучший способ победить дракона - это иметь своего собственного, Ба-рон)
[User Picture]
From:likushin
Date:July 22nd, 2011 10:41 am (UTC)

Драконофил

(Link)
Это я помню. Из китайских древностей. Я мультик смотрел.
[User Picture]
From:pingback_bot
Date:July 22nd, 2011 10:06 am (UTC)

РАБ ПОДВИГа

(Link)
User fedor_vasiljev referenced to your post from РАБ ПОДВИГа saying: [...] http://likushin.livejournal.com/80448.html [...]
[User Picture]
From:likushin
Date:July 22nd, 2011 10:20 am (UTC)

Re: РАБ ПОДВИГа

(Link)
Не отработаю ведь. :)
[User Picture]
From:gaanaa
Date:July 22nd, 2011 09:48 pm (UTC)
(Link)
хорошо бы , что бы Жорик(гл.герой), прочёл горожанам проповедь:
"Главное убить червя в себе". (см. глистогонные средства)
а слуг червя убедил бы, что рождённый червём , летать не может.
[User Picture]
From:likushin
Date:July 23rd, 2011 07:16 am (UTC)
(Link)
Я его глистогонным напичкал до того как. Реакция была обратна ожидаемому: Жорик заразился идеей счастьефикаторства всех - поголовно-почервячно. И наружно, а не перорально. Такова судьба настоящих героев.
[User Picture]
From:gaanaa
Date:July 23rd, 2011 07:22 am (UTC)
(Link)
Жили себе люди, пусть некрасивые европейцы, платили небольшой налог, одной девкой в год. И тут набежал герой, сломал уклад и надо полагать убежал.
Опасные эти герои.
[User Picture]
From:likushin
Date:July 23rd, 2011 07:29 am (UTC)
(Link)
Такая порода - недальновиды. Телескоп ему надо, а не глистогона. )
[User Picture]
From:olga_astrahan
Date:August 13th, 2011 02:36 pm (UTC)
(Link)
Вернулась. С глупыми вопросами в придачу.
Почему злодей и зломысленник?
Или наговаривать на себя- это тоже из области высоко-эстетического? ;)

> Go to Top
LiveJournal.com