likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

Categories:

ПОРТРЕТЫ в НОЯБРЕ. КРАСАВЧИК


7.

Тихон, архиерей на покое, предлагает Ставрогину не оглашать его «исповеди», даже постриг тайный предлагает – монашество (кому – Ставрогину!); Зиновий, ещё только будущий Зосима, пока русский мальчик, только отставленный офицерик с озарением-идеалом, толкает Таинственного посетителя «исповедываться» в «приличное» общество, а должен бы был – в церковь. Ну, разве нет? Надо ли говорить, что равно и преступление и грех Ставрогина и Таинственного «равноценны», что тем и другим движет нравственное вменение, когда человек сам в себе вменяет свой поступок в вину. Это первый шаг на пути падшего человека к восстановлению, следующий – в церковном покаянии. Но читатель этого не понял, оставшись в своём недоумении – без Бога и, де факто, без Достоевского; толкователь, учоный толкователь, пресловутый «русский критик», равно с читателем не поняв и не попытавшись разобраться, остался вдвойне в дураках, с «сифилитическим» носом, по Чорту из «Братьев Карамазовых», но пал ниже, много ниже – потому уже, что, в силу высоты своего положения, изначально самоводружон был на высшую, сравнительно с «простым» читателем, ступеньку.

Tags: "Братья Карамазовы", Достоевский, критика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments