likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

Categories:

чТОгДЕкогДАНь

Нельзя, по мне, исключить вероятности, что Пётр Первый, повелев священникам без увиливаний в лукавство доносить государству об отрывшемся им в тайне исповеди, а за ним чуть позднейший князь Михаил Щербатов, подначивавший к постановке всего второго сословия, поголовно на прямую службу в полиции (доведение до «идеала»), исходили в своих государственнических начинаниях именно из Евангельской трагедии, в которой, напомню, священники подбили-спровоцировали Иуду на первичный донос, и сами уже, слабосильные, с доносом высшей пробы поспешили к подножию государства, ища конечной себе сатисфакции.
***
То есть – второе сословие «по природе своей», «исторически» – в этой версии – чревато провокацией, предательством (см., например, у Пушкина в «Истории Пугачовского бунта») и доносительством.
Парадоксальное заключается в гордиевой вязке перверсии, на которую означенные государственники закрыли глаза как будто бы на меньшее из пары наличных зол, именно: первое – на иудину службу поставлялось сословие, в котором актом веры, выражением убеждения и долгом службы определено безоговорочное отвержение доноса, «Иудина греха»; другое – на службу дворянскому государству ставилось явление принципиально противное государствообразующему сословию, в котором понятие чести передавалось «с молоком матери», воспитывалось и твердилось из поколения в поколение в качестве одной из главнейших основ и, если угодно, «оправданий» самого-то его, сословия, существования и главенства; третье – государство, чуть не полностью уже, едва не совершенно вобрав в себя Христианство (*см.: Правительствующий Синод), превзошло в бесчестии языческие государства Евангельской трагедии.
Именно в этом, купно, видится полнота трагического объёма в нравственных метаниях Достоевского у окон магазина Дициаро, а с тем и надменно-импотентная реакция князя В.Мещерского на провокационные откровенности пятоколонника-революционария Огрызко, выставленные на брандмауэр первого из выстроенных здесь «Непоскрёбов».
Именно через этот, «трёхглавый» грех и вошла погибель в тело и душу Империи.
И уж совершенной, при этаких данностях, апогайкой (не искать в словарях) смотрится задним умом нажитая надежда исповедника «народной монархии» И.Солоневича о том, что Империю могло спасти активное – чуть не всенародного масштаба – доносительство.
***
Но ведь у нас-то, текущих и натекающих, такого градусника вопросы не стоят. И не лежат даже. По неприсущности. У нас, иных – иные вопрошания.
Нечто вроде «что-где-когда».
Мы ведь чтогдекогданники своего-нашего времени-бремени. «Мы».
Tags: постсинтец
Subscribe

  • СМеЩеНиЕ

    Прочитываю, у Ю.Лотмана: « Распечатывание полицией писем с целью политического надзора было в России в ходу со времени Екатерины II (ввёл его…

  • КАТеГОРиЯ ДыРКи

    Не далее как вчера задавался я вопрошанием: как можно быть в Пушкине – уверенным? По мне, вопрос – риторическая, "дырявая"…

  • ИсПЫТаНИЕ ЖаНРОМ

    Выводя Аристотеля на авансцену устроенной Пушкиным «храмовой» интермедии с «проповедью» во увещевание бездельных да пьющих…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments