likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

Category:

99

Прочлось – у Вл.Лукова, в «Практикуме» по изучению Западноевропейской литературы:
«… Главным теоретическим трудом, в котором излагаются принципы классицистической эстетики, является книга Никола Буало “Поэтическое искусство” (1674). Цель искусства классицисты видели в познании истины, выступающей как идеал прекрасного. Они выдвигают метод его достижения, основываясь на трёх центральных категориях своей эстетики: разум, образец, вкус. Все эти категории считались объективными критериями художественности. С точки зрения классицистов, великие произведения  –  плод не таланта, не вдохновения, не художественной фантазии, а упорного следования велениям разума, изучения классических произведений древности и знания правил вкуса. Таким образом, они сближают художественную деятельность с научной. Вот почему для них оказался приемлемым рационалистический метод французского философа Рене Декарта (1596 – 1650), ставший основой художественного познания в классицизме. Декарт утверждал, что разум человека обладает врождёнными идеями, истинность которых не вызывает никаких сомнений. И если от этих истин переходить к недоказанным и более сложным положениям, расчленяя их на простые, методически продвигаясь от известного к неизвестному и не допуская при этом логических пропусков, то можно выяснить любую истину. Так, разум становится центральным понятием философии рационализма, а затем и искусства классицизма.
Классицисты считали, что эстетический идеал вечен и во все времена одинаков, но лишь в античности он был воплощен в искусстве с наибольшей полнотой. Поэтому, чтобы вновь воспроизвести идеал, нужно обратиться к античному искусству и тщательно изучить его законы. Вот почему подражание образцам ценилось классицистами выше, чем оригинальное творчество. Обратившись к античности, классицисты тем самым отказались от подражания христианским образцам, продолжив борьбу гуманистов Возрождения за искусство, свободное от религиозной догматики. Необходимо отметить, что от античности классицисты заимствовали внешние черты. Под именами античных героев ясно виделись люди XVIIXVIII вв., а древние сюжеты служили для постановки самых острых проблем современности.
Культ разума потребовал коренной перестройки содержания и формы произведений, принципов типизации, системы жанров. Классицисты провозгласили принцип подражания природе, строго ограничивая право художника на фантазию. Искусство сблизилось с политической жизнью, его важнейшей задачей было объявлено воспитание гражданина. Поэтому в центре произведений классицизма оказываются проблемы, представляющие общенациональный интерес.
В искусстве классицизма внимание уделяется не частному, единичному, случайному, а общему, типическому. Поэтому характер героя в литературе не имеет индивидуальных черт, выступая как обобщение целого типа людей. У классицистов характер  –  это отличительное свойство, генеральное качество, специфика того или иного человеческого типа. Характер может быть предельно, неправдоподобно заострён, потому что такое заострение его не искажает, а, напротив, выявляет. Этим характер отличается от нравов  –  характерных черт, каждую из которых нельзя заострять до противопоставления другим, чтобы не исказить связи во всей картине нравов. Нравы  –  это общее, обычное, привычное, характер  –  особенное, редкое именно по степени выраженности свойства, распыленного в нравах общества. Принцип классицистической типизации приводит к резкому разделению героев на положительных и отрицательных, на серьезных и смешных…»
***
Ставлю 99 против одного, что литературой ближнего постчеловеческого формата станет нечто вроде постнеоклассицизма, или – постретроперспективизма (ну, или что-нибудь ещё поненормативней в шильдикостроительстве выдумается).
Это будет «комикс», но без элементов трикстерства, на пáрах: белое (не WASP) – чорное (не негр); хороший – плохой, свой – чужой, патриот – враг, в т.ч. скрытый, пятоколонный; супермен – суперзлодей, спаситель мира – монстр; и проч., и проч. Будут «даже» прихожане с одной стороны, и захожане по шуйцу, чтоб люлей проще выдавать.
Индивидуальное будет затушовано, за рефлекторное правописание (см.: А.Чехов) и биткойного гроша никто не даст, метания-страдания-искания смоются как про мановению арабских сказок, новейшее Возрождение уверенно-смело взглянет в глаза цифровой вечности, и не увидит в них ничего, кроме самоё себя.
Это и есть и будет вовеки новая Истина. Ничего нового, всё только проверенное. Трижды проверенное. Пятижды и стожды. От нутряных и накладных карманов униформы до коры головного мозга (если таковая в наличии).
Кто-то хлопнет дурака по плечу: старина, это давно уже есть, ты проспал всё на свете, катая ночную луну в лифте по лесным-захолустным сугробам!
Я ведь соглашусь: проспал, дамоспода, как есть – проспал. Каюсь и признаю, с глубоким удовлетворением принимая незаслуженную, по театральности дела, казнь: процесс идёт полным, от и до запущенностей, ходом.
Кстати. «Неоклассики» (поэты-литераторы) начала ХХ века, явившиеся было в «советской» России, не дали ничего и в ничто же канули. Не помогло «даже» покровительство иным из них от самого наркомпросвета А.Луначарского: режим требовал иного, а и «Пролеткульт» был поядрёней древней «фени». Но тут-то дело повсемирней, поглобальнее, посовокупительней. И типизация порадикальней, и отказ от образцов Христианства (и от самого Христианства) повсеместней, и заграница нам в помочь, и мы ей, и повсеместный рационализм поставлен на крепчайшую научную основу: атомные часики – тик-так…
***
Никола Буало:
Змею, урода – всё, что кажется ужасным,
Искусство, переняв, являет нам прекрасным.
Юрий Кузнецов:
Эту сказку счастливую слышал
Я уже на теперешний лад,
Как Иванушка во поле вышел
И стрелу запустил наугад.

Он пошёл в направленье полёта
По сребристому следу судьбы.
И попал он к лягушке в болото,
За три моря от отчей избы.

- Пригодится на правое дело! -
Положил он лягушку в платок.
Вскрыл ей белое царское тело
И пустил электрический ток.

В долгих муках она умирала,
В каждой жилке стучали века.
И улыбка познанья играла
На счастливом лице дурака.



Ну, остановись, наконец, чудное мгновенье. Прими – и от меня, «и от Всемогущего, Который и да благословит тебя благословениями небесными свыше, благословениями бездны, лежащей долу, благословениями сосцов и утробы» (Быт. 49:25).
Tags: постсинтец
Subscribe

  • выГоДцЫ

    Н.Чернышевский , «Что делать?»: « Человеком управляет только расчёт выгоды». На 1862 – 1863 годы, когда писался…

  • абСУРДоПеРеВОД

    Русские немцы о немцах немецких, о нравах, о… Из сети, случайное: «… ещё со школьной скамьи граждан учат строго соблюдать…

  • СиСТЕМа ХА

    Прочлось: «В рамках довольно интересного исследования делается предположение, что, как и Вселенная, наш мозг может быть запрограммирован…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments