likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

Category:

ЕРшЕНь

Из скорпены (не путать с самкой скорпиона).
Питирим Сорокин, «Современное состояние России» (1922 год):
«… Я думаю, что история старой – типичной – русской интеллигенции кончилась. На место её приходит новая, с новым психическим укладом. Она будет, и отчасти уже есть, более деловой и более знающей, чем старая интеллигенция. Она будет менее романтической и менее идеалистической, но более полезной объективно; при всем богатстве идеализма старой интеллигенции, при её невежестве и романтизме, толку было не очень много. "Много было хороших слов, много героических поступков, но мало было объективно полезных дел. Большая часть энергии гибла зря, а нередко из героизма получался объективный вред". Новая интеллигенция рождается более прозаической. Не будет задаваться "несбыточными мечтами", реже в ней будут подвижничество и самопожертвование, но она будет лучшим "спецом", раз, и свои специальные обязанности будет выполнять серьезнее, два. Изменилось её положение и в третьем отношении. "Кающийся дворянин" давно исчез; в революции исчез и "буржуа", или обеспеченный представитель либеральной профессии, чувствовавший всё же какую-то вину перед народом, какую-то неловкость за свою обеспеченность. Не стало больше обычного деления на "интеллигента", "обязанного перед народом", и опекаемого "меньшего брата", которого надо "просвещать", "учить", ставить на путь истины, который идеален сам по себе, но погибает в невежестве-эксплуатации. Этот взгляд на "меньшого брата" сверху вниз, эта романтически-сентиментальная концепция сожжена революцией безвозвратно. Она теперь чужда и народу, и интеллигенции. Складывающиеся отношения менее сентиментальны, но более здоровы. "Никакой вины у меня перед тобой нет, ни в чём я не грешен и нé в чем мне каяться. Я такой же, как ты. Ты делаешь одно дело, я другое. Мы можем друг другу быть полезными. Я обязан делать одно дело, ты – другое. Если каждый из нас будет делать свое дело по-настоящему, - всё отлично. Если нет, - плохо и неизвинительно ни для тебя, ни для меня" – такова приблизительно эта новая платформа отношений в схематическом виде. Старый романтически-сентиментальный и в то же время аристократический по природе подход интеллигенции к народу и раньше был довольно нелеп. Теперь он психологически невозможен. Романтизм, сентиментализм и жертвенность сдуты революцией с психологии интеллигента. Не нужны они и народу. "Ты мне лясы-то не точи, а говори дело", - вот что скажет он любому врачу, инженеру, технику, если они своё дело не будут делать, а будут заниматься "высокой политикой". Такая картина выясняется уже и теперь. Молодёжь идет гл. обр. в специальные учебные заведения и меньше – в общие, в гуманитарные. Она стремится быть прежде всего "практиком". Далее, о каком "покаянии" и "ответственности перед народом" может идти речь у этой молодежи, выходящей гл. обр. из этого народа, знающей его быт, жизнь и нравы. Психология "виновных" и "кающихся" ей органически чужда.
Короче, интеллигенция будет более "мещанской", "более прозаической", но более деловой и социально полезной».
Прямо говоря, то есть без натяжек за уши (ловлю Питирима!) – интеллигенция «будет» (была пока жива была) «более буржуазной». Исчезновение «кающегося дворянина» П.Сорокин увидел, а вот с исчезновением «буржуа», или «обеспеченного представителя либеральной профессии, чувствовавшего всё же какую-то вину перед народом, какую-то неловкость за свою обеспеченность», поторопился. Ну!
Пустопорожне, что ли, Леонид Филатов, спустя полвека за Питиримом, прохаживался ершом стрелецким:
«Утром мажу бутерброд – сразу мысль: а как народ?…»

PS, из той же работы, того же автора: «Я лично … всецело приветствую такой уклон. Приветствую потому, что западноевропейское "мещанство" считаю более культурным явлением, чем нашу "интеллигентность" марков волоховых, "трех сестер" Чехова, "героических натур" Тургенева, "лишних людей" нашей литературы, "вождей" и "сверхчеловеков" революции и "интеллигентность" многих и многих маниловых, ноздревых и чичиковых от культуры. Былой культ нашего "антимещанства" был в значительной мере проявлением нашей некультурности, безграмотности и псевдосознательности. Хорошо им было баловаться, нашим пресыщенным ницшеанцам, чайльдгарольдам, студенческой богеме и всевозможным "эстетам" и intellectueles... Нам не до того... Нам жить надо, и "с жиру беситься не приходится"».
Вот клавиачил же дурак не столь давно: никто не любит мещанина, ник-то!
Один Питирим Сорокин со мною. Потому люди мы с ним культурные, грамотные и сознательные, не чета прочим – «эстетам» и intellectueles.
Нас мало, нас может быть двое! И только, а больше нельзя.
Tags: постзапятая
Subscribe

  • лИШЕнКА

    В одной литературоведческой работе: « В отсутствие назидательности литература лишается оправдания». Встать! Суд идёт. См.:…

  • ТеЛеГА ЖизНИ (18+)

    Нигде как в срамном учебном воспиталище для всероссийских братьев-бастардов Пушкин мог подцепить этакую ещё заразу… Хоть тяжело подчас…

  • гОРшОК, вАРИ!

    Николай Гоголь: « Русского человека до тех пор не заставишь говорить, покуда не рассердишь его и не выведешь совершенно из терпения».…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments