likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

Categories:

неТОЛСТой

Владимир Викторóвич, из курса: «Достоевский. Писатель, заглянувший в бездну», на сайте magisteria.ru:
« “Мысль семейная” так Лев Николаевич Толстой формулировал содержание романа “Анна Каренина”. В 1870-е годы “мысль семейная” стала основной и у Толстого, и у Достоевского в романах “Подросток”, “Братья Карамазовы”, в “Дневнике писателя”. В записной книжке Достоевский фиксирует идею, которая была им выношена лично, а не взята только из наблюдений над жизнью: “Главная педагогия это родительский дом”. А если его всё равно что нет? Взыскующие отца один из важнейших мотивов Достоевского, его “телемахида”. “Неточка Незванова”, “Преступление и наказание”, “Бесы”, “Подросток”, “Братья Карамазовы” везде мы наблюдаем острый дефицит отцовства (“бессемейник” сказано о Карамазове-отце).
В декабрьском “Дневнике писателя” 1876 года Достоевский передаёт одну фразу, которую, видимо, в разговоре с ним сказал Салтыков-Щедрин (тогда же вышедший на эту тему в романе “Господа Головлёвы”): “Да семейства у нас вовсе нет”. Достоевский по этому поводу замечает: “Что же, это ведь отчасти правда: при нашем всеобщем индифферентизме к высшим целям жизни, конечно, может быть, уже и расшаталась наша семья в известных слоях нации”. Печальную сентенцию подкрепляли, с другой стороны, суждения типа: “Семьи нет, потому что она отжила своё”.
Такого рода идеи еще с 1840-х годов высказывали прогрессивные мыслители, с которыми Достоевский был в очень близких контактах: Белинский, Герцен. В статье “Старые люди” Достоевский пишет о Герцене, что он “отрицал семейство и был, кажется, хорошим отцом и мужем”. Вот такой парадокс. Или о Белинском: “Семейство, собственность, нравственную ответственность личности он отрицал радикально. (Замечу, что он был тоже хорошим мужем и отцом)”. Хорошие как будто мужья и отцы, однако светлое будущее виделось им без участия семьи.
В “Бесах” речь идет об эпохе 1860-х годов, но посмотрите, как всё повторяется. Степан Трофимович приезжает в столицу и попадает в круговорот новых идей: “Говорили об уничтожении цензуры, буквы ъ, о заменении русских букв латинскими, <…> о полезности раздробления России по народностям с вольною федеративною связью, об уничтожении армии и флота, о восстановлении Польши по Днепр, <…> об уничтожении наследства, семейства, детей и священников”.
В “Дневнике писателя” 1873 года Достоевский ссылается на свой опыт: “Я уже в 46 году был посвящен во всю правду этого грядущего “обновленного мира” и во всю святость будущего коммунистического общества ещё Белинским. Все эти убеждения о безнравственности самых оснований (христианского) современного общества, о безнравственности религии, семейства; о безнравственности права собственности; все эти идеи об уничтожении национальностей во имя всеобщего братства людей <…> захватывали наши сердца и умы”.
Заметим, что и в сверхпопулярном романе “Что делать?” общество будущего в четвёртом сне Веры Павловны рисуется как общество, в котором отменена семья (хотя, по примеру Достоевского, можно в скобках указать, что сам-то Чернышевский был отменным семьянином).
Кризис семьи в какой-то мере подстегивался этими и другими “властителями дум”, но в основании лежали более глубокие причины. Кризис семьи Достоевский обнаруживает и в народе. В статье “По поводу одной драмы” (1873) писатель говорит о том, как часто разрушается крестьянская семья, как она разлагается под воздействием цинизма меркантильной эпохи и поголовного пьянства.
А семья дворянская что здесь происходит? Достоевский в романе “Подросток” предлагает замечательно точное определение: “случайное семейство”, т. е. когда соединяет людей случай, а не любовь, не родство душ, не общие ценности жизни. И вот эта случайность, продолжает Достоевский в “Дневнике писателя” 1877 года, прежде всего “состоит в утрате современными отцами всякой общей идеи, в которую бы они сами верили и научили бы так верить детей своих”. Вялые и духовно ленивые отцы-эгоисты чему они могут научить детей?
В статье “Одна из современных фальшей” (1873) Достоевский пишет: “Наши юные люди наших интеллигентных сословий, развитые в семействах своих, <…> где материальные побуждения господствуют над всякой высшей идеей; где дети воспитываются без почвы, вне естественной правды, в неуважении или в равнодушии к отечеству и в насмешливом презрении к народу, так особенно распространяющемся в последнее время <…> Вот где начало зла: в предании, в преемстве идей”. Семья взращивает начатки кризиса всего современного общества…»
***
Достоевский тверпдит приоритет семьи в деле воспитания. Оно важно, но приоритетно оно, на мой взгляд, именно в том случае, в тех данностях, когда самые-то учители и воспитатели, служащие тогдашней русской школы, давая детям и подросткам положенные программой «предметы», вкладывали в подачу свои, «выношенные», вычитанные и усвоенные догмой без разсуждения смыслы. Смыслы «новой нравственности». Смыслы меркантилизма, материальных побуждений, цинизма, равнодушия к Отечеству, презрения к народу, но и в то же время – «неустанной заботы» о нём, потому надо ведь, чтобы «все уверовали», а уверовав, не противились нашествию нового, всего нового и непременно во всём «святого».
И в этой точке любопытным представляется замкнуть цепочку, напомнив о двух как бы разномасштабных сторонах одного всё ж таки явления, выведенного мною к рампе в недавнем текстике из потаённого цитатника. Итак, репетэ!..
Антон Чехов, на письме врачу Ивану Орлову, в 1899 г.: «Я не верю в нашу интеллигенцию, лицемерную, фальшивую, истеричную, невоспитанную, ленивую, не верю даже, когда она страдает и жалуется, ибо её притеснители выходят из её же недр. Я верую в отдельных людей, я вижу спасение в отдельных личностях, разбросанных по всей России там и сям – интеллигенты они или мужики, - в них сила, хотя их и мало».
На мой взгляд, здесь та же душевная патология, тот же «сдвиг по фазе», причём массовый, что в процессах, окрылённых классической формулой: революция пожирает своих детей.
Добавкою: эта интеллигенция, о которой в 1899 году горько пишет Антон Чехов, и есть те самые «юные люди наших интеллигентных сословий, развитые в семействах своих», которыми в 1870-е корил своих «передовых» сверстников Достоевский.
Но ведь сколько во всём этом нашего, текущего, именно того, что происходит теперь и что будет, увы, происходить в ближайшем.
Tags: постзапятая
Subscribe

  • САНХо ПАНсА, враг НАРОДа

    М i р ловил меня, но не поймал; ты сам лезешь м i ру в пасть, а он от тебя отплёвывается. Г.Сковорода Свободы нет, есть…

  • САНХо ПАНсА, враг НАРОДа

    Жизнь... подобна игрищам: иные приходят на них состязаться, иные – торговать, а самые лучшие приходят как зрители. Пифагор 9.…

  • САНХо ПАНсА, враг НАРОДа

    Свобода нужна не для блага народа, а для развлечения. Б.Шоу … у Достоевского люди не едят, чтобы говорить о Боге, у Чехова…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments