likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

Categories:

ТиП,

Или Треснувшее зеркало служанки.
Джеймс Джойс, Улисс; часть III, эпизод 16. Выдержка:
«… – Между прочим, как вы считаете, – сказал он, выбрав после колебания одну поблекшую фотографию и положив ее на стол, – вот это испанский тип?
Стивен, поскольку обращались к нему, взглянул на фотографию, где была снята дама солидных размеров, в зрелом расцвете женственности, довольно открыто демонстрировавшая свои пышные телеса в вечернем платье с вырезом, нарочито низким, дабы щедро и откровенно, а не каким-нибудь туманным намеком, явить на обозрение прелести корсажа, с нарочитой серьезностью, полураскрыв полные губки, так что слегка виднелся жемчуг зубов, она стояла у рояля, на котором лежали ноты «В старом Мадриде», прекрасной по-своему баллады, необычайно модной в те дни. Глаза ее (дамы), темные и большие, смотрели на Стивена, словно готовые улыбнуться чему-то достойному восхищения; создателем же волнующего шедевра был Лафайетт с Уэстморленд-стрит, лучший мастер художественной фотографии в целом Дублине.
– Миссис Блум, моя супруга примадонна мадам Мэрион Твиди, – проинформировал Блум. – Снято несколько лет назад. Примерно в девяносто шестом году. Очень похоже схвачено, какая она была тогда.
Вместе с молодым человеком он тоже смотрел на фотографию дамы, ныне своей законной жены, которая, как он доверительно сообщил, была дочерью майора Брайена Твиди, получила тонкое воспитание и очень рано проявила удивительный талант к пению, впервые раскланявшись со сцены, когда ей едва-едва минуло нежных шестнадцать. Выражение лица вышло с поразительным сходством однако фигуре тут не удалось отдать должного хотя на нее всегда оборачивались, но вот почему-то этот наряд обернулся каким-то невыигрышным.
Она без труда могла бы, сказал он, позировать для изображения в рост, не говоря уж о гармоничной округлости пышных. Будучи немного художником в свободное время, он поговорил вообще о формах женского тела под углом развития, потому что как раз сегодня, по совпадению, он видел эти античные статуи с их совершенной развитостью, шедевры искусства, в Национальном музее. Конечно, мрамор способен передать оригинал, плечи, спину, симметрию. Всё прочее, да, пуританство. Хотя на самом деле св.Иосиф властительно… но ни одна фотография не может потому что коротко говоря это же ведь не искусство...»
1904 год, 16 июня – время действия.
Прибавлю, из Джойса (там же): « - Это отлично сказано, что треснувшее зеркало служанки – символ ирландского искусства».
А фотография – нет, не символ, и вообще не. Говоря ещё короче. В 1904 году, и для персонажей «Улисса». Для, и только.
***
Справка: камера-обскура известна чуть не полторы тысячи лет; самый ранний из дошедших до текущего снимков датирован 1826 годом; в 1840-е годы дагеротипические портреты чуть не под корень извели поголовье художников, промышлявших портретной миниатюрой: ничего личного, всего лишь бизнес. Кто мог, те переквалифицировались, кто нет – остались за бортом напирающих техники и технологии. В каком-то, и вполне ясно видимом смысле агитаторы и пропагаторы «третьего рода людей» или «новой породы людей» были вполне себе пророками истощения эпохи просвещонного абсолютизма, когда уверяли монархов в Европе и в России, что без третьего сословия «нельзя льстить себя надеждою создать искусства» (князь Д.Голицын, русский посол в Париже, а затем в Гааге).
Тут вопрос чуть иначе повёрнут: а что это за искусства, и что почитать искусством – то ли, в чём понимал (без иронии) князь Голицын, или – то же – канцлер Империи Михаил Воронцов?* Дагеротипии эти господа, конечно же, не предполагали, как не предполагали, что «эти буржуа» примутся с упоением «играть в аристократов», то есть – в князей Голицыных, графов (Римской Империи) Воронцовых, Шуваловых, Трубецких, Волконских и прочая.
Но как – «играть»? Вот они – буржуа, не русские, конечно, но… Вот они, у Джойса – горожане, буржуа; Блум, например – мелкий предприниматель; иные из них (и чуть не все) с еврейской кровью в ирландских жилах; все – третье сословие, «третий род людей»; все – европейцы, уроженцы XIX века, ровесники, можно сказать без натяжек, фотографического «не-искусства».
О персонаже: «Будучи немного художником в свободное время» «как раз сегодня, по совпадению, он видел эти античные статуи с их совершенной развитостью, шедевры искусства, в Национальном музее»; «мрамор способен передать оригинал, плечи, спину, симметрию»; «всё прочее».
Об объекте на фотографии, жене персонажа: «Выражение лица вышло с поразительным сходством однако фигуре тут не удалось отдать должного хотя на нее всегда оборачивались, но вот почему-то этот наряд обернулся каким-то невыигрышным. Она без труда могла бы, сказал он, позировать для изображения в рост, не говоря уж о гармоничной округлости пышных».
Всё дело в «этом наряде», «невыигрышном», из-за которого снимок не способен «передать оригинал, плечи, спину, симметрию» и «всё прочее»? То есть, выходит, что искусство – в «выигрышности», в «подаче», в уловлении того момента, когда «все обернутся» на «гармоничную округлость»? Говоря прямо – в том, чтобы «показаться», чтобы «выиграть», но не в том, чтобы быть самою собой (самим собой), как есть, без игры и подделки.
А.Суворин, в 1902 году: «Купечество пародирует дворянство и ничего своего оригинального выдумать не может». Пародирует, силясь воссоздать именно что «гармоничную округлость пышных» особняков, дворцов, интерьеров с картинами и мраморами, как раз пытающимися «передать оригинал, плечи, спину, симметрию» и «всё прочее». (Но ведь и не только мраморами наполняли пародирующие дворцы дворцы, но прекраснозадыми и пышногрудыми Талиями***, с кого можно «в мраморе отливать», за неимением под рукой гранита.)
Суворин здесь точно как Джойс – в 1904-м, отрицающий в своём персонаже способность фотографии быть искусством без усилий уловления «того момента».
Именно усилий, усилий «выдумывания», усилий иска «оригинального»!
***
И «момент» стали ловить. Началась история художественной фотографии – искусства намного более «демократичного», чем живопись и скульптура. Искусства, развившегося за минувшее с Джойса и Суворина время до немыслимых высот ирреального, кажущегося прекрасным, привычно (для нас) кажущегося, вплоть до истовой веры в настоящесть изображонного, часто вопреки известности о заведомой подделке. Технология и техника – и деньги, деньги! – иные, но результат тот же:
«… Вот это треножник. Это кушетка ампира, кстати, очень неудобная для жизни. Она удобна именно для возлежания, демонстративного возлежания на ней. Вот такой странный компромисс между приватным и публичным пребыванием. В ампире всегда есть этот момент, даже диссонансный, не каждому удобно, а все потому, что эти буржуа (а мадам Рекамье принадлежит к буржуазному роду) начинают играть в аристократов. И вот мы уже видим первые симптомы рождения буржуазной культуры, потому что культура аристократическая европейская была связана, конечно, с культом античности, и через интерес к античности аристократы противопоставляли себя сначала церкви, а потом уже сформировали классическую норму, потому что представления о классике и классическом искусстве, о таком высоком искусстве, которое ассоциировалось с дворянством и высшими сословиями, всегда ассоциировалось с некоей нормой.
Вот здесь уже нормы как таковой нет. Это сдержанный стиль, но на самом деле вся эта игра очень театральна. Игра в аристократов, игра в патрициев Древнего Рима уже представляет собой симуляцию. И что это такое? Буржуазия претендует на статус аристократии в плане власти и пытается примерить на себя, напялить этот самый вкус»*** [Выделил. – О.Л.].
***
На этих знамёнах – девиз: «Казаться, или не быть!»
С некоторого времени у него есть дагеротипическая копия: «The Show Must Go On!»
И это, увы Блуму, не «испанский тип» кажущейся иным спасительной, и, главное, искомой красоты, но – мировой, глобальный, общечеловеческий, вездесущий, обыденный.
Тип «третьего рода», и не непременно уже людей.

* Екатерина II о продажно-честном М.Воронцове: « вот кто продавался первому покупщику; не было двора, который бы не содержал его на жаловании».
Другая сторона «Януса»: М.Воронцов покровительствовал М.Ломоносову, а по смерти последнего на деньги Воронцова на могиле Ломоносова был поставлен памятник из мрамора.
**Талия – муза комедии и «лёгкой» поэзии.
*** Кирилл Светляков, курс «Исскуство ХХ века. Модернизм». Лекция «Корни современности».
Tags: постзапятая
Subscribe

  • отВОР

    День выдался тихим. С ночи был снег, и поутру мир явился причудой снежного кружева, а с нею – мрачной грозой обрыва комфортных линий с…

  • ПуПкИ & ПоПкИ

    Из «Царьграда» – для ретрограда, вчерашнее: « Есть разные мнения и суждения. Однако бывают инициативы, реализация…

  • БОеЦ

    «Пришвинка». Нынче, в дежурный выгул собаки с котом, в кронах придорожной «троицы» – кряжистого дуба и пары…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments