likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

Categories:

подТОП

Не уверен, ясно ли прочтена одна преважнецкая, на мой взгляд, сентенция в приведённом ранее извлечении из «Путешествия в землю Офирскую» князя М.Щербатова, а она требует полнейшей ясности; вот эта:
«…правительство, рассуждая, что никто лучше нравственных наставлений и призрения не может содеять, как родители для их чад, однако не отдаёт совсем это на их волю – иметь ли или не иметь о них попечения, а к тому же, понеже в домашнем учении нет такого побуждения, каковое состоит в сравнении успехов юношей между собою, кои постоянно рядом находятся, и каковое имеется в училищах…»
Речь, напомню, в замечательной утопии об училищах для мещанских детей, для сыновей лавочников. О воспитании и утверждении сыновей лавочников, нарастающих поколений «третьего рода людей» именно и строго в том наборе гражданских доблестей, какое утверждено государством, и подаётся в виде «нравственных наставлений» не только (и не столько) родителями своих чад, в государственную машину уже, разумеется, встроенными, но правительством и его службами.
Встроенными, однако остающимися, видимо, у государства под подозрением, потому в них государство вправе усматривать носителей и хранителей «атавистической», родовой нравственности, где религия (Христианство) всё ещё занимает место, определяющее самое нутро человека, занимающее «пространство» его души, с ответственностью пред Богом и пред теми, кто уже в Боге – предками, а равно и теми, кто ещё в Боге – потомками, не родившимися, но непременно должными быть. Для этих людей, не прошедших полную школу «Офира», необходимо предусмотреть призрение и попечение особой степени тяжести, потому они могут быть склонны – через воспоминания – к «греху» сомнения в тотальном и абсолютном главенстве правительства и государства.
***
Не очень-то опасаясь обочин анахронизации дела (потому XVIII век – век Гёте и проч., а «механизаторская» регламентация, «арифметическая системоцентричность» есть родовая болезнь всякого утопизма, «от начала веков»), можно судить так, что речь идёт о «пересоздании», «пересотворении» массового человека, о некой «новизне» в нём, о начале отрывания человека от рода и, соответственно, о «распылении» массы на штампуемые по единому, утверждённому свыше образцу экзмпляры. Можно предположить и такую уж «ересь», что здесь, у князя Щербатова, уже вышел из застенков научной, франкенштейновой лаборатории тот «человек», которым так будут гордиться Марксовы последыши (и по сей день тычут этим «достижением» во все профанные отверстия).
Следует помнить, что князь Щербатов и священство земли Офирской поставил на службу правительству, государству, обрядив клир в полицейские рясы и определив на ведомственное довольствие; таким образом служение Богу переведено в службу Государству, а Государство заняло «свободное» место Бога на земле. Это не теократия, это не человекобожие, это без нескольких шажков… фашизм Бенито Муссолини, когда «государство – это всё, все для государства и всё для государства» (воспризвоже знаменитую формулу по памяти). Здесь начаток «фабрик детства», которыми будут начинены социализмы всех мастей – и социализмы пролетариев, и социализмы мелких лавочников. Разумеется, уже в ХХ веке.
Здесь, вместе с началом «нового человека», человека-функции, начаток новой нравственности, нравственности «призираемых», именно и только с неё может пойти долгожданный и уже неостановимый «прогресс», устремляющий «третий род людей» к зримой в наставленной в них и им идее полноте окончательной и бесповоротной счастьефикации.
К «тысячелетнему царству божию» на земле, без прописи, разумеется, потому пропись оставлена только Государству и людям, составляющим Правительство. Элите Великих Инквизиторов.
Только в этом смысле прав «отец» русского социализма (как большевизма-меньшевизма с бундовщиной) Г. В. Плеханов, который, напомню, считал, что князь Михаил Щербатов «был во второй половине XVIII века едва ли не самым замечательным идеологом русского дворянства». Сколько здесь «русского» и сколько «дворянства» – не вопрос, потому ответ наличен. По мне – наличен.
***
Князя М.Щербатова принято выставлять в качестве «либерального» и «передового» оппонента «режиму» Екатерины Второй, а с нею и чуть не всего Русского Самодержавия (хотя масонствующие из просветительства современники дразнились в его адрес как раз таки ретроградством); но это, уверен – ходульная хрестоматийность. Щербатов действительно оппонент, оппонент политический, однако совершенно из противного края, из «Офирщины», или, если угодно, из «Государствобожия», в котором единственно верной «национальной идеей» может быть патриотизм.
Довеском – свидетельство не раз приводившегося к текстам историка Д.Гриффитса, в котором ясно просматриваются и место Государства в деле сооружения Вавилонской башни «третьего рода людей», и степень влияния романо-германской традиции на Русский мир:
«Более того, степень вмешательства, требовавшегося от государства для достижения поставленной цели, была весьма значительной, поскольку в отличие от множества проектов, возникших в 1760-е годы, те, что были посвящены исключительно созданию третьего сословия, искали прецеденты скорее в Западной Европе, чем в прошлом самой России».
Отчеркну – сама Россия с её собственными традициями и идеями целиком и полностью исключалась из чертежей проектировщиков. Хотя авторы были русскими по крови, и были они, «в массе» своей аристократами. Элитариями своего времени и своего мира.
Прекрасный мир, новый и чарующий. Мы в нём живём, кстати говоря. В недострое, конечно, но прогресс наличен, а значит – доведётся дело до ручки с каплей чернил на последнюю резолюцию:
- Всё утопить.
- Сейчас.
(Скобка: А.Пушкин, Сцена из Фауста; 1825 год. Действующие лица слишком известны, чтобы я вам, дамоспода не мои, называл их по именам. На полях: кто-нибудь когда-нибудь усматривал параллель между хладнокровно-скучающей командой Фауста и Библейским потопом?).
И:
В.Маяковский, «Баня».
Мезальянсова: «Ну, конечно, искусство должно отображать жизнь, красивую жизнь, красивых живых людей. Покажите нам красивых живчиков на красивых ландшафтах и вообще буржуазное разложение
Иван Иванович: Да, да! Сделайте нам красиво! В Большом театре нам постоянно делают красиво. Вы были на “Красном маке”?..»
Tags: постзапятая
Subscribe

  • СМеЩеНиЕ

    Прочитываю, у Ю.Лотмана: « Распечатывание полицией писем с целью политического надзора было в России в ходу со времени Екатерины II (ввёл его…

  • КАТеГОРиЯ ДыРКи

    Не далее как вчера задавался я вопрошанием: как можно быть в Пушкине – уверенным? По мне, вопрос – риторическая, "дырявая"…

  • ИсПЫТаНИЕ ЖаНРОМ

    Выводя Аристотеля на авансцену устроенной Пушкиным «храмовой» интермедии с «проповедью» во увещевание бездельных да пьющих…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments