likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

Categories:

гАМЛЕТоЛОГиЯ

Вяч.Иванов, «Гёте на рубеже двух столетий»: «…дабы очертить лик Гете, обращенный к будущему, как он обращен был к нему в знаменательный канун девятнадцатого столетия, мы должны так рассмотреть его совокупное творчество, чтобы черты, по преимуществу свойственные восемнадцатому веку, были как бы отодвинуты в тень и ярче выделялись иные черты, коими Гёте преимущественно сближается с течениями, ещё не выразившимися в восемнадцатом веке. При этом, конечно, мы не можем ограничиться последним тридцатилетием жизни Гёте, которое принадлежит уже девятнадцатому столетию (умер он 26 марта 1832 года), но чтобы понять окончательные формы его духовного самоопределения – или, точнее, самообретения – должны мы обозреть весь долгий путь вполне сознательного умственного, нравственного и эстетического оформления личности, - путь, вступление на который показалось современникам непонятным от них отчуждением замкнувшегося в свой внутренний мир поэта-мыслителя, а самому Гете – образованием в нём нового человека».
***
В записи под шильдиком «Изкаинье» выдано было, «справкой», следующее из значимого для меня:  быть или казаться и есть главный вопрос Гамлета нашего времени.
Эпоха Фауста минула, потому – новый человек, с его самообманом «сказочной были» изжил себя, кажущееся поблёкло и осыпалось. Настала эпоха Гамлета, человека, ищущего быть.
О чём это? О нравственности, о «праве на бесчестье», о «буржуазности». О том, что «Гамлету» придётся, рано или поздно, вступить в неравный поединок с «Фаустом», выданном, волею Гёте, Богом Сатане на испытание, да и во всё дление трагедии казавшемся – казавшемся себе и прочим. Прочие – не только персонажи, но и читатели.
Не «доказательством» предложенной формулы, но, скорее, иллюстрацией к ней выведу известного фаустианца эпохи «образования нового человека», Наркома Света.
А.Луначарский, в статье «Вольфганг Гёте» (1932 год): «Я не смогу забыть впечатления изумительного уюта, которое я получил при посещении дома Гёте во Франкфурте. Ещё до сих пор от этих комнат, окон, обстановки веет довольством, какой-то закругленной законченностью, где ничто не говорит об избытке и роскоши, но нет никаких следов или намёков на бедность, где перед нами предстает именно буржуазная домовитость крепкого среднего буржуа, патриция по месту, которое он занимает в городе, но ничем не напоминающая алчного беспокойства крупного капитала и его безвкусную роскошь парвеню».
Вероятно, Нарком Света описывает свои впечатления от поездки в Германию в 1930 году. «Стул» Гёте (см.: Стул Ван Гога и Кресло Гогена, именно с прописью) кажется пролетарскому светоносцу чем-то своим, эстетически, корпоративно-кластерно и чуть не классово родственным, и светоносец искренне желает, чтоб он и «нам» показался так же. «Алчный крупный капитал» и «безвкусицу парвеню» – за борт, но «домовитость крепкого среднего буржуа», этого вдруг «самообразовавшегося нового человека», признаём: Признаём тебя, Стул, принимаем и приветствуем звоном щита. И меча, разумеется.
И не один нарком приветствия слал в адрес гениального певца вавилонского домостроения. Если почитать тексты с описаниями быта новой «советской» элиты – как раз в тридцатые годы, можно без труда различить набор именно этих «стульев», «Гамбсовский гарнитур», во всём его заново расцветшем довольстве. Разве инвентаризационные бирки в нужных местах поблескивают, так то для порядку: «каждому – своё, из народного».
Известно – на элиту, на лучших людей следовало равняться, но и помнить при том, что лучшими должны стать все и сплошь, рано или поздно; равенство в лучшести – апогея идеологической сказки. По легенде, как раз в ту пору Луначарский вбросил в творческие массы (а через них и во всё прочее околокультурное пространство) своё пророчество о том, что «скоро каждый человек в стране достигнет уровня Гёте». Привстанет на приступочку, вскакнёт на табурет, и достигнет высоты роста настоящего нового человека, которому сам чорт не брат, но средство производства. (Есть же там, в аду, фабрики для производства железных крючьев, по не пустой фантазии Фёдора Павловича Карамазова.)
***
В 1932 году Страна Советов преторжественнейше и с трудно теперь вообразимым размахом отмечала 100-летие со дня смерти Гёте. Заседания и чтения, доклады и рефераты, газетные передовицы и «культурные» полосы, дворцы столицы и райклубы «в рококо». Фантасмагория «бессмертия». Корней Чуковский вспоминал: «Одна комсомолка спросила: И что это за Гёте такое?» Что ж, не иначе у комсомолки, как прописано, по Маяковскому, «гвоздь в сапоге кошмарней, чем фантазия у Гёте». Пробрать её по комсомольской линии! Ведь загодя, ещё в 1931-м, вождь народов собственноручно начертал на книжке Горького про «девушку и смерть»: «Эта штука посильнее “Фауста” Гёте».
Луначарский, точно оправдываясь за недавнее своё умиление «буржуазной домовитостью крепкого среднего буржуа», сочиняет статью, в которой Гёте – «буржуазный гений… перед судом пролетариата»: «Развитие капитализма в XVII, XVIII и в начале XIX века, подъем буржуазии, вторжение этого нового класса на всемирную историческую арену с явным стремлением взять власть в свои руки вызвали ряд явлений не только экономического и политического характера, но и характера культурно-идеологического».
«Суд» постановил: Гёте, новый человек, культурно-идеологически – свой, наш. Равно и его Фауст, и вся бесовская рать, снёсшая к чертям собачачьим аркадию устаревших Филемона и Бавкиды в их «вишневом саду». Однако немой вопрос о буржуазности подвис. Подвис. Если не массы комсомольцев с комсомолками, то партийная культурно-начитанная в основоположниках элита помнила Энгельсово:
«Гёте то колоссально велик, то мелочен, то это непокорный, насмешливый, презирающий мир гений, то осторожный, всем довольный, узкий филистер.* И Гёте был не в силах победить немецкое убожество; напротив, оно побеждает его; и эта победа убожества (misère) над величайшим немцем является лучшим доказательством того, что “изнутри” его вообще нельзя победить».
Вот здесь-то, в Энгельсовой правде, и сидит главный, по мне, вопрос текущего: а в силах ли «Гамлет» победить непобедимого «Фауста». Нравственно победить. Вот ведь – целый Советский Союз, со всем своим аппаратом, с догматами уголовного и морального кодексов, во всём цвете «популярной механики» рыцарского ордена – не справился.
Куда Гамлету!
Открытейший из открытых вопросов.

*Филистер – самодовольный мещанин, «буржуазно домовитый крепкий средний буржуа»; масло масляное, конечно, да и хоть стихи сочиняй про идеального, только что – исторически – наново образованного человека. Беда – наш филистер стихов-то и не любит.
Tags: постзапятая
Subscribe

  • выГоДцЫ

    Н.Чернышевский , «Что делать?»: « Человеком управляет только расчёт выгоды». На 1862 – 1863 годы, когда писался…

  • абСУРДоПеРеВОД

    Русские немцы о немцах немецких, о нравах, о… Из сети, случайное: «… ещё со школьной скамьи граждан учат строго соблюдать…

  • СиСТЕМа ХА

    Прочлось: «В рамках довольно интересного исследования делается предположение, что, как и Вселенная, наш мозг может быть запрограммирован…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments