likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

Category:

БОЛЬшОЙ

Заметки к теме…
Дант: «… мне кажется, что надлежит обращать больше внимания на прекрасное, чем на доброе и возвышенное».
Ф.Достоевский, «Идиот». Ипполит Терентьев (18 лет, чахоточный, «живой труп»), не без подначки: « - Правда, князь, что вы раз говорили, что мир спасет “красота”? Господа, - закричал он, громко всем, - князь утверждает, что мир спасет красота! А я утверждаю, что у него оттого такие игривые мысли, что он теперь влюблен. Господа, князь влюблён; давеча, только что он вошел, я в этом убедился. Не краснейте, князь, мне вас жалко станет. Какая красота спасет мир. Мне это Коля пересказал... Вы ревностный христианин? Коля говорит, что вы сами себя называете христианином.
Князь рассматривал его внимательно и не ответил ему».
«Русские критики» полагают (в массе своей), что речь не об эстетике, а «”красота”, о которой говорит князь (и сам Ф. М. Достоевский), - это есть сумма нравственных качеств “положительно прекрасного человека”».
«Эстетика» здесь – в красоте героини, Настасьи Филипповны Барашковой (образ России) в которую влюбляются русский буржуа Парфён Рогожин и последний из аристократического рода князь Мышкин, и у трупа которой они остаются: один – каторжником, другой – психическим «овощем». Вот она – «Россия», жертва: «… необыкновенной красоты женщина… волосы, по-видимому, тёмнорусые… убраны просто, по-домашнему; глаза тёмные, глубокие, лоб задумчивый; выражение лица страстное и как бы высокомерное…»
Ею – торгуют.
В.Маяковский, «Баня».
Мезальянсова: «Ну, конечно, искусство должно отображать жизнь, красивую жизнь, красивых живых людей. Покажите нам красивых живчиков на красивых ландшафтах и вообще буржуазное разложение
Иван Иванович: Да, да! Сделайте нам красиво! В Большом театре нам постоянно делают красиво. Вы были на “Красном маке”?..»
«Тем временем», в самом большом из больших театров своего времени, над которым впору было вывешивать баннер с требованием «Сделайте нам красиво!», отмечается следующее – нетипичное…
Автор популярных на весь его век «Записок», верноподданный патриот, высокопоставленный чиновник, шведско-русской крови, называемый виновником «сумасшествия» П.Чаадаева, за «жаснейшую клевету на Россию» в опубликованном  последним «Философическом письме»,  «Филиппушка» Вигель: «…Под именем графини Эделинг находилась тут женщина, которой Каподистрия обязан был доверенностью Александра <…> При Дворе, где почти всегда красота предпочиталась уму, в Роксандре Скарлатовне Стурдзе видели только безобразнейшую из фрейлин, и все от неё отдалялись, как нечаянный случай сблизил её с Императрицей Елисаветой Алексеевной. Тогда её распознали и невольно стали благоговеть пред необыкновенным превосходством её ума. Государыня взяла её с Собой за границу, и на Венском конгрессе все отличные мужи и многие принцессы искали её знакомства, а некоторые и сдружились с ней. Лишившись надежды выйти за Каподистрию, встретила она человека, с которым была счастливее, чем бы, может быть, с этою знаменитостью. Граф Альберт Эделинг, обер-гофмейстер Саксен-Веймарского двора, был один из тех старинных немецких владельцев – баронов, честных, добродушных, благородных, коих тип сохранился ныне только в романах Августа Ла-Фонтена, которых также едва ли ныне найти где можно. Он душою полюбил девицу Стурдзу, и она его; сочетавшись с нею браком, он согласился оставить отечество и поселиться с нею в южной России. Наружностью её плениться было трудно: на толстоватом, несколько скривленном туловище, была у неё коровья голова. Но лишь только она заговорит, и вы очарованы, и даже не тем, что она скажет, а единственно голосом её, нежным, как прекрасная музыка. И когда эти восхитительные звуки льются, льются, что выражают они? Или глубокое чувство, или высокую мысль, или необыкновенное знание, облеченное во всю женскую грациозность, и притом какая простота! Какое совершенное отсутствие гордости и злобы! Превосходство души равнялось в ней превосходству ума».
В 1821 году Пушкин сделал в черновиках одесско-кишинёвских записок рисунок – портрет «безобразной» графини. В 1823-м – на полях черновиков «Онегина», ещё портрет. В 1835 году – снова портрет той же особы того же Пушкинского пера…
Скобка: Сдаётся мне, что никакими «восхитительными звуками» голоса затушевать «коровью голову» нереально; там нечто иное, иное…)
Tags: постзапятая
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments