likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

Categories:

ИзКУЙСТВО ПОДПИСИ как ФАКТ ИзКУЙСТВА (пособие для грядущего мультуролога клавиации)

Из всех из-куйств для нас важнейшее из-куйство подписи.

Oleg Likushin

Everybody's Got Something To Hide Except Me And My Monkey.

(Каждому есть что скрывать, кроме меня и моей обезьянки)

John Lennon

 

На новогодние-Рождественские вакации вывеска главок «Убийцы» будет происходить в ускоренном темпе, по графику: суббота-среда-суббота. А пока — коллекция подписей юродивого, набравшихся за 1,5 года в livejournal.

И: всем вочеловечиться наконец в Новом году!!!

Подпись: Garbage Likushin.


 

 

Портрет Ликушина с бритвой Оккама в правой руке. Подпись.

Подпись: Ликушин.

Продолжение как завелось. Из максим Ликушина: Мысль, которая неспособна удостоверить собственное отсутствие, не вышла ещё из зародышевого состояния.

Продолжению – быть. Подпись: Ликушин (20.07.08).

Вместо подписи – анонс: Как обычно – в следующие субботу-воскресенье...

Смиренный Ликушин руку приложил... (И ещё приложит – куда надо и почём попало, и не раз.) 05.08.08.

На месте подписи, чужеродное: Эхе-хе-хе, господа и дамочки пр-р... заседатели!

Подпись: как обычно, Ликушин. 14.08.08.

Подпись: Ликушин, с молчаливым обещанием продолжения. 19.08.08.

Откланиваюсь на неделю. Подпись: Ликушин.

Приписка к факсимильному оттиску: «На недельку, до второго...»

Вместо подписи: недельной свежести портрет Ликушина с кипарисовым розенкранцем в руках.

Подпись: Ликушин Йеть-Итиль Всея Вайкики & Оаху (полноводно и с горляндочкой).

Выписка из домовой книги: «На месте подписи обнаружена дырка от бублика “русской критики”, до печонок проеденного гр. Ликушиным». Приписка: «Бублики с печонками – новое слово в... (далее неразборчиво). Ведётся следствие».

Тьфу на все их четыре академические стороны!

... да хоть о том, что Часть Третья «Убийцы в рясе» закончена, и на этом самом месте должна стоять подпись – «Ликушин».

Заменою подписи, одна из «зеркальных» максим Ликушина: Мысль, которая неспособна удостоверить собственное отсутствие, не вышла ещё из зародышевого состояния. (Одному философу как-то подложил этого поросёнка, мудрец и опешил: «Как это понимать?» Вот и я теперь думаю: а и вправду, как? Или, может быть, вернее – чем? хе-хе.) Продолжим-с?

А сноску к Свифту давать не стану – из ненаучного насмешничества. Не(с)пускабельный Ликушин, хе-хе.

Мифологический Ликушин.

«А теперь все-таки к Катерине Ивановне!» (131;14) – за Митеньку «раскланяться»... Ликушин.

Бич со свистом Ликушин (во всех, хе-хе, смыслах).

Не без-благодарный, кажется (хотя бы за терпение – почтенной публике), Ликушин.

Оттиск на красном сургуче: Весёлый Рейдер Ликушин, гроза 33-х морей и трёх (как minimum) океанов.

Подпись производителя на этикетке: «Ликушин недельной выдержки», буль.

Обрывок подписи – на тёмном уголке гравюры, где когда-то, по преданию, был изображон небезвестный ангелоборец Ликушин в обнимку с известным ангелознатцем Сведенборгом.

Да полноте! Подпись: отошедший на недельку в поисках объедков ангельского в себе Ликушин.

Стеклянноголовый Ликушин посыпает портрет в ящике нарванным в бездне достоевистского мракобесия укропом, брезгливо морщит нос, отворачивается, пришоптывает: «Мир краху его. Уж-жасное занятье!» Занавес. Следующее представление через... верно – семь дён! И обойдёмся без подписей. Хе-хей, очкарики!..

Шепотом: начинается...

... конец главки. Заставка: Ликушин живьём в интерьере с песочными часами; над головою у него парит парочка маслом писанных херувимов (как живые!), держащих ленту с просыпающимися из неё золотыми, песочными буковками: «Нелегко избавиться от образа песочных часов, когда думаешь о времени».

Да и у нас с тобою, Читатель – и вечность, и бессмертие, и Бог знает что ещё! Но – через неделю, через неделю, долготерпеливый ты мой!.. Подпись – как и полагается, на своём месте: Ликушин.

Подпись: Ликушин (и немножко – на недельку, и долее – грустно).

Напоследок сегодня – тебе, Читатель, от Ликушина с Иваном Карамазовым: «Мне надо было лишь поставить тебя на мою точку <...> остановимся...» (216;14). Подпись (та же, что на этом месте была на прошлой неделе и будет, Бог даст, на следующей).

Вместо подписи – тень Ликушина на задёрнутой недельной занавеске.

Подпись: Ликушин. P.S. Спрóсите: а где же Христос, в заголовке ведь было – о Христе? Да вот же он – на площади, прямо пред трактиром. Разве не видать вам? Ну, ничего, ничего, скоро будет, будет, непременно будет, господа дамы мои и господа мои господа!

«Вот, может быть, вы не читали “Карамазовых”, - это дело другое, и тогда прошу извинения». Временно прошу – всего на неделю. Подпись, дата, огурец (то бишь перо, конечно, перо!).

Это был великий и мудрый дух, но главное – успевший... (Продолжение, по-ликушински чудаческое, следует.)

Подпись: Ликушин, едва не со слезою: на лирику дурака потянуло, хе-хе...

Вот на этом устремлении и разойдёмся пока... Подпись («шрифт каллиграфии церковнославянской, летописной»): Ликушин.

«Катастрофический разрыв», господа дамы мои и господа мои господа, - и на цельную неделю! ПоДпИсь: лИКуШиН, хЕ-Хе!!

Вот. Подписываюсь под сией грамоткою: Самодур Ликушин (генерально).

А ведь и верно: как же так? Подпись, совсем мрачно: Ликушин.

Подпись... подпись на неделю юродиво загуляла, сестробратцы мои!

Разумеется, Страхов лгал, ему «пергамен» на спину б: никакой у Достоевского «зависти» к Льву Николаевичу не было, и, тем паче, каких-то намёков. Впрочем, последнее – явная Ликушинская отсебятина и подписываться здесь не под чем. Бегу-у!..

На сегодня – всё. Вот. Поднимаю перо и подписываюсь: «Ли-ку-шин».

А в остальном... В остальном всё хорошо у нас – воздуси чудодейственные, воды целебные, народ душевный... Простой народ. Доверчивый. Иной раз до чрезмерностей. Но... заканчиваю, ваши высокоблагородия, заканчиваю, вот – подпись: «скромненько... титулярный... ага... Ликушин».

Добавлю – от Ликушина: не раз проверено, подтверждено и будет ещё не раз подтверждено историей. Да... хоть бы через неделю!

Подписываюсь – под каждым словом: Ликушин.

Впрочем, вас это уже не интересует. С вашим исчезновением из передней пропадает замечательно и задорого пошитый «замоскворецкий» лисий салоп. Верный и истинный свидетель и тому, и всему прочему – Ликушин.

Войдём, Читатель, в «Записки» – они и есть подлинный дом и обиталище...

Подпись... А нужна ли она – теперь-то?

По начертанному – верно, «идиотовожатая» подпись где и надлежит оной быть.

Подпись: Der unmögliche Herr (невозможный господин) Ликушин.

И много чего ещё, но сегодня, сегодня – всё, точка. Подпись: Ликушин.

Подпись: твой, Читатель, непрофессиональный слепой Ликушин.

Подпись Ликушина ожидается в следующей главке анфилады.

Подпись – в прорехе анфилады, в пройме, только брезжится...

Как верно, хотя и по другому поводу заметил Виктор Гюго: «И вот это заходящее солнце мы принимаем за утреннюю зарю». Подписываюсь.

Подпись: твой верный чичерон Ликушин.

Ну, и, так сказать, поскольку всё «аллегорически» верно, подписываюсь... Ликушин.

Почему мстит Алёша Ивану – об этом, да и многом ещё, оставшемся недосказанным, - в продолжении «Рабов и Светильников», через неделю. Ликушин.

Подпись: почти «серафический» Ликушин. Мая 26 накануне 2009 лета от Р.Х.

Об этом – в продолжение – ровно через семь дён. На том и подписываюсь: Ликушин.

Гос-споди, хе-хе – «бытие России»! Подпись – по-домашнему тихо: Ликушин.

Но есть и другая сторона дела, то бишь триптиха, почти вся «пока ещё очень неясная», размещённая с правой стороны от «трактирного» центра. Мы внимательнейше рассмотрим её через неделю, Читатель, а пока, на прощанье, послушай-ка одну вещицу, в исполнении мистического хора из заключительной части Гётева «Фауста», вот, они уже начали, уже поют о посюстороннем: Alles Vergängliche ist nur ein Gleichnis – Всё преходящее только подобие (нем.)...

Вот он – Алёша бегущий, сделанный Шагалом или нарочито примитизирующим, полудетским художником: испуг в глазищах, скуфейка, сбившиеся, плохо мытые, темно слипшиеся светлые волоски, выставленные вперёд ручки (одна замотана тряпицей, в засохшей бурой крови), развевающаяся ряска, приколоченные к тулову гвоздиками деревенеющие ножки с маленькими ступнями в маленьких стоптанных по хождениям (всехний посланец-порученец) ботиночках...

Бежит... куда? В следующую неделю. И Ликушин за ним – с подписью.

С этого места и продолжено будет – через неделю.

Подпись: прохлаждающийся вечерним сентябрьским воздухом и так и ничего толком не сказавший, провалявший всё лето прямого дурака, но взявшийся руками за мозг Ликушин.

Ох вы сени мои сени, сени новые мои! Потопчись покамест, Читатель, - недельку, там тебе, глядишь, и откроется...

Летать, гришь, племя летопёрое, тебе нечем? А ты бел-ножками – за Ликушиным: главка за главкой, топ-топ, топ...

Вопрошающий Ликушин.

Подпись ультратайными чорнилами: профшпиён-наймит-идеолог Ликушин.

Подпись: коншпектографогуамоколатокинт Ой Ликушин.

Por sapuesto – разумеется (исп.). – подпись: дон бродяга Ликушин.

Твой выбор, Читатель, - еinen freier sprechen – признать невинным (нем.) это существо, или... А я тем временем пойду вглубь, в глубь музыки Достоевского!

Signature: “Mr. Mustard Likushin”.

И было начертано на киданьском: «Я создал высшую вершину заплатами», и подписано – в три гиероглифа: Li-Ku-Shin...

Подобпись: Йо-моё Правдоподобие Ликушин.

Набоков. «Трагедия господина Морна». И Ликушин – комично – рядышком: вау-вау! Умц-умц-умц...

O, yok! Bu pahalĭdĭr! - вопит придуряшный турка Ликушин, наплямкивая в клаву бусурманскую свою подписулю.

Подпись и портрет: Гиппократический гадюко-айболит Ликушин верхом на палочке с панарием для редактора: тыгдым-тыгдым-тыгдым...

 

 


Subscribe

  • ДОЛИНа ЦАРей

    В ком фанатизм способен на смиренье, На том печать избранья и служенья. Ап.Григорьев «Настоящая роскошь и…

  • выГоДцЫ

    Н.Чернышевский , «Что делать?»: « Человеком управляет только расчёт выгоды». На 1862 – 1863 годы, когда писался…

  • абСУРДоПеРеВОД

    Русские немцы о немцах немецких, о нравах, о… Из сети, случайное: «… ещё со школьной скамьи граждан учат строго соблюдать…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments

  • ДОЛИНа ЦАРей

    В ком фанатизм способен на смиренье, На том печать избранья и служенья. Ап.Григорьев «Настоящая роскошь и…

  • выГоДцЫ

    Н.Чернышевский , «Что делать?»: « Человеком управляет только расчёт выгоды». На 1862 – 1863 годы, когда писался…

  • абСУРДоПеРеВОД

    Русские немцы о немцах немецких, о нравах, о… Из сети, случайное: «… ещё со школьной скамьи граждан учат строго соблюдать…