likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

Category:

СантаГОН

Признаюсь – выставка очередного обращения г-на Михалкова к «городу и миру» затеяна была мною не только ради того, неоспоримого, на мой взгляд, факта, что человеконелюбивые планы г-на Грефа и компании необходимо «знать каждому». Это и вправду надо знать и надо понимать, что в этой истории спасение утопающих останется как обычно делом рук самих утопающих, несмотря даже на такую положительность, что действующий президент, точно как анекдотическая Баба Яга, против. Против коварства и злобы проводников тотальной «цифровизации» забугорного и небескорыстного производства. Но так уж против, что проводники по-прежнему сидят в своих служебных купе и продолжают заваривать и разносить по вагону всё тот же крепко набодяженный чаёк.
Это – из обще-общественных мест, об этом изо всех утюгов с чайниками теперь говорят и будут говорить, до тех, по крайней мере, пор, пока вконец не заболтают. Я – о другом. О том, на что, по большому счоту, никто-то должного внимания не обратил и обращать, сдаётся мне, не собирается – о нравственном аспекте дела. Или так – о частно-нравственном.
Вот – искренне уважаемый актёр и режиссёр, отвечая г-ну Познеру на упрёк в «надцензурном» статусе в «советский» период, открывает зрителю программы, что Познер-то ренегад, и в те, в цензурные времена возглавлял партийную ячейку всей коммунистской радиотелевизорной пропаганды (можно сказать – журналистики, но это вкусовое, так-зать), т.е. был не просто сторонником режима, а...  тем, кем был. После, по обнулению режима, г-н Познер стал тем, кто он есть, но разве при этом он перестал быть тем, кем он уже был? Нет, разумеется, ведь «не забывается такое никогда». Он просто умело и вовремя перелицевался. Это лицемерно? Наверное. Это цинично? Наверное. Это выгодно? Наверняка.
Но вот что: г-н Михалков, во все долгие годы с Познеровской перелицовки об этом не знал, не догадывался? И знал и догадывался. Виду не подавал. Это лицемерно? Наверное. Это цинично? Наверное. Это бонтонно? Наверняка.
(Отчеркну в скобке: г-на Михалкова я, повторюсь, искренне почитаю как актёра и режиссёра и публициста и ревнителя, как человека очень и очень талантливого и душевного, чего, даже в малой степени, я о г-не Познере никогда, наверное, не смогу из себя выдавить.)
***
Теперь – другой оскорбительный визави г-на Михалкова, г-н Гусев, хозяин газеты с «расщеплённым» именем: формации меняются, формат остаётся. Ситуация точно калькированная: г-н Гусев был, перековался и стал. Каков г-н Гусев как человек тайной за семью печатями не является, в такой деревне как Москва, даже в отдалении от Николиной горы, от Красной Пресни и печатно-пишущей журналистики, а с тем и всего прочего как элитарного, не является. Но вот же – Никита Сергеевич искренне недоумевает на «подлянке», кинутой ему – как бы через губу («быдляк, запретить!») кинутой: Как же так, дескать, Паша, мы же с тобой соседи, мы же выпивали вместе, анекдоты охотничьи травили, хохотали, общесемейные фотографии фотографировали…
Моветон, словом! В г-не Гусеве, вдруг откуда ни возьмись – моветон-с!
Но ведь – «если ты пьёшь с ворами, опасайся за свой кошелёк», как пели в группе «Наутилус Помпилиус». Во время оно пели. Но и теперь ещё, временами, слышно – доносится.
Про «воров», разумеется – метафора у меня, но про лицемерие – нет, прямая речь.
Прямая речь о нравственной «наполняющей» столь громкий скандал при общественно и государственно (даже!) значимом конфликте.
Ротмистра Лемке и есаула одного, при комиссаре чекисте Шилове вспоминаю. Отчего-то – вспоминаю.
***
Я к чему это, в корнеце-то корнецов?
К тому, что куда за состраданием и справедливостью, за нравственным чувством в обладателях нескудеющих гражданских доблестей  народные наши страдальцы, большие и малые, ходили, ходят по сей день и будут ещё до какого-то времени ходить? К власть имеющим, от четвёртой по счоту власти и до самой первой. Ходили, ходят и будут ходить. Ходоки? Ходоки. Лапотные? Нет, давно уж и пререшительнейше – нет.
Но это, если по гамбургскому-то счоту брать, всё то же, что писать письма Санта Клаусу, Йоулупукки, Вайнахтсману и Деду Морозу – вместе и порознь беромым из-за их канцелярских бюро и карабюробасятины.
Но и то, на мой взгляд, верно, что «“нравственность” не имеет ни идентификационного, ни правового значения». Давно уже не имеет.
Беда, если и впредь, наверное, не будет иметь: тот же (вернее – он самый и есть) «цифровой освенцим».
И в этом-то (опасении и протесте) я с г-ном Михалковым заодно.
Tags: постзапятая
Subscribe

  • ЗеЛёНЫЙ ЛИК

    Дамоспода не мои, сколько мне известно, всякий отъезжающий в дальние и недальние края должен по себе хоть что-нибудь да оставить. Я оставлю две вещи,…

  • СеКУН-МАиОР

    Как всё-таки хорош, как изобретателен «носитель» русского языка! Смотрите-ка… 1. «Алексей Орлов уже в Ропшу приехал…

  • МАШКеРАД?

    Или «коня на скаку остановит»? «Служба в гвардии при Екатерине была самая лёгкая, офицеры, стоявшие на карауле, одевались в…

Comments for this post were disabled by the author