likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

Category:

веЛИКаЯ ТАРтюфИЯ (б)

Меня, признаюсь, со второго, сколько помню, прочтения и дальше во всю жизнь дико веселила одна Пушкинско-Гуанская строчка, да что – я «ржал и бился» над нею, недолго, но от всей души (которой у меня, известно иным, нет). Вот эта строчка:
… Только б Не встретился мне сам король.
Тут два, по мне, варианта: первый – Король Гишпанский по ночам служил-подрабатывал стражником Святого братства – Санта Эрмандад, зажигая погасшие уличные фонари, следя за порядком, отловливая мелких воришек и ночных грабителей (см. также киносказки «советского» периода, с королями-многостаночниками); второй – Его Величество ночами промышлял ровно тем же, чем увлекался Дон Гуан, а именно – лазал на балконы прекрасных дам и всё прочее, так что их пути не могли не пересечься.
Что-то мне подсказывает, что второй вариант ближе к делу, и Пушкин на кой-какие обстоятельства изволит намекать. Да что – прямо дерзит! Впрочем, следует иметь в виду, что «Каменный гость» писан был в 1830-м, в Болдине, т.е. до «сватовства маиора» к мадемуазель Гончаровой.
Смех, он хорош тем, что лучшей (а и вообще хоть какой-нибудь) открывашки в иных тупиках не сыскать. Если Пушкин «уравнивает» монаршую особу «Каменного гостя» с протагонистом на пороке любострастия (см.: князь Щербатов о «главном пороке» Екатерины Второй), то Мольер – столь же «незаметно» выводит Короля в области над-человеческого, туда, где честь преодолевает справедливость судебную (см.: донос Тартюфа о заговорщиках) и, тем более – справедливость торговую (обманное завладение Тартюфом чужой собственностью, или: «нет преступления, на которое не решится буржуа из трёхсот процентов чаемой прибыли», - почти Маркс). Мольер видит, кажется мне, спасение нравственных основ общества именно и только в чести, которой должны обладать «избранные», и без которой их «избранность» обнуляется сама и обнуляет самые основы общества, в котором самые «справедливые» законы выполняют функцию подпорки, - необходимую функцию, но не решающую для целости конструкции. Для жизни. В известном смысле честь и власть (они нераздельны) можно рассматривать как спасительное чудесное. Как противоядие от всепожирающего лицемерия. Не «ум», не «совесть» – именно честь как преодоление «общечеловеческого».
Тут, в этой точке рассуждения (имею в виду свой немой конспект) любопытно вспомнить совершенно неожиданное как от-контекстное по времени явления, именно – популярнейший фильм «советского» периода «Д'Артаньян и три мушкетёра», с фразами:
«Король – самая слабая фигура, она постоянно нуждается в защите»;
«Галантерейщик и кардинал – это сила!».
Равенство: Монарх без класса дворян – ничто; галантерейщик (Тартюф) без власти – «второй», дублирующей, охраняющей прежде всего «нравственность» власти, такое же ничто.
Прелюбопытнейше по показательности, как вижу.
И – следующий шаг, в совершенную уже современность.
С.И. Крайнов: «… берём первого попавшегося политика уходящей эпохи, расковыриваем и выбрасываем за ненадобностью все его защиты, и нам открывается маленькое дрожащее существо».
Можно просмеяться – тишком. Между тем, выведенное столь же серьёзно (и благодушно), как у Мольера в «Тартюфе, или Лицемере», и столь же язвительно (и обречонно), как у Пушкина в «Каменном госте». Для своего времени, конечно же. В каждом случае – для своего!..
Клифф Хэнгер contra Тартюф.
Tags: постзапятая
Subscribe

  • выГоДцЫ

    Н.Чернышевский , «Что делать?»: « Человеком управляет только расчёт выгоды». На 1862 – 1863 годы, когда писался…

  • абСУРДоПеРеВОД

    Русские немцы о немцах немецких, о нравах, о… Из сети, случайное: «… ещё со школьной скамьи граждан учат строго соблюдать…

  • СиСТЕМа ХА

    Прочлось: «В рамках довольно интересного исследования делается предположение, что, как и Вселенная, наш мозг может быть запрограммирован…

Comments for this post were disabled by the author