likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

ХРОНикИ Б-Армии,

Или GuNS'n'RoSeS

Звонила калифорнийская приятельница. Из Сан-Франциско пришлось спасаться чуть не бегством: чума XXI века и административный «террор» сменились «леворюцией» под регги-лозунгом «Мама, убили негра, ой, ой», распеваемым толпами протестантов-мародёров. Если классические леворюционеры брали вокзалы, телеграфы, почты, банки, то нынешние берут бутики и пупермаркеты. Негра, разумеется, жалко, однако стулья-то чего ломать?
Эксцессы потребительского бунта – сколь осмысленного, столь и непрощального.
Сбежала приятельница в поместье к родственникам – потомкам русских эмигрантов первой волны, в городок именем Чико: тишайший (до поры) университетский кампус, девяносто тыщ народу, на четыре пятых – белых, на девять десятых – состоятельных, т.е. образованно-умных. (И «левых», тем самым – «левых»! – прибавил я шепотком к её повествовательному репортажу.)  
Но – тихо, пока что тихо в «Городе Роз». Тихо точно в предвкушении врубленного на всю стадионную катушку боевика Welcome to the Jungle от знаменитых некогда «Стволов и Роз»: калифорнийский стиль. То есть, стрельба непременна, неотменяема ещё больше, чем невероятна. (Цветочки в дымящиеся стволы – после, после победы. Чьей?) Просмотрев репортаж из цветущего всеми райскими цветами убежища, оценил обстановку: стены крепкие, каменные, стеклянных проёмов хоть и многовато, но их можно забаррикадировать антикварной мебелью, которой в доме более чем, а в китайские вазы какой-то там династии лучше насыпать земли – выйдет вполне себе долговременная огневая точка.
***
Приятельница фортификационные советы оценила, но без восторга. Сострадательно утешил её рассказом о том, что бывает разом и хуже и веселей. А именно – об одном из моих давних дружков, гражданине Соединённой Европы, в разгар пандемии вообразившем себя новым Колумбом и, вместо того, чтобы законопослушно соблюдать режим самоизоляции при канальных пенатах, дёрнувшем на мелком каботажнике* через Атлантику. В компании столь же обезумевшего совладельца-компаньона, капитана и считанной на пальцах одной руки команды. Догрести удалось до Эквадора (подвиг!), где, как на месте выяснилось, свирепствует та же чума, но с размахом куда как устрашающим, по латиноамериканским бедности и румбо-самбическому, карнавальному пофигизму: те ещё джунгли. Свалившееся из Океана корыто обрадованные внезапным визитом банановые власти поставили на безотходный прикол в порту, команда не нашла ничего лучшего в предложенных обстоятельствах и разбежалась по пирам Вальсингама; дружок мой, его компаньон и оставшийся верным авантюре капитан на совете пиратской верхушки постановили бежать куда глаза глядят, но не на сушу с набитыми смертью трущобами, а – по звёздам и несбиваемому гуглу, снова в Океан. Дело за малым – выбраться из акватории порта и допыхтеть до нейтральных вод. Там – нестатуарная свобода, здоровый, безвирусный бриз, бермудские треугольники, саргассовы пентаграммы и кракены древних миазматических проклятий.
Заглянул между делом в справочник: военно-морские силы великой морской державы Эквадор ходят под флагом и гюйсом устрашающего наименования – Armada del Ecuador! Армада! Пара фрегатов, пяток корветов и ракетные катера – целых три боевых единицы. Впрочем, и атаки субмарин можно ждать, обеих разом, а с ними – трёх наличных вертушек. Словом, для титаника более чем, даже если все, кроме одной какой-нибудь, боевые единицы окажутся случаем или в ремонте, или на госпитальном приколе.
Прикол – вот что спасёт моего безоглядно бедокурящего друга!
При-кол.
Я и прикалываюсь – по невозможности хоть чем-нибудь помочь, и вторую неделю сряду жду залётного альбатроса – с запиской-рапортом о блестяще задуманной и исполненной боевой операции экстра-вагантного побега.
Вот об этом я и рассказал своей калифорнийской баррикаднице.
- Смеёшься, гад? – упрекнули из розария.
- Сквозь слёзы умиления! – отвечалось бодрым голосом. – Поутру умиляюсь картинке снаружи и нарастающему патриотическому чувству внутри, как прежде один немец умилялся звёздному небу и императиву: ландыши зацветают, скромные русские ландыши, на заветной полянке. И сирень. И рябина. И калина красная. И лютуют дожди. Как в джунглях Макондо.
Welcome!..

Обрыв связи. Жестокий мир!

*Справка: Кабота́ж (фр. cabotage) — термин, использующийся для обозначения «плавания коммерческого грузового или пассажирского судна между морскими портами одного и того же государства». Название термина происходит от испанского слова cabo, которое означает «мыс». Изначально под термином «каботаж» понимали плавание «от мыса к мысу» без выхода в открытое море.
Tags: постзапятая
Subscribe

  • ПОСТы и ПОСТМэНы

    Прочитываю из «допотопного», об одном из самых сложных пунктов в понимании марксизма – об «отчуждении»: «...…

  • выГоДцЫ

    Н.Чернышевский , «Что делать?»: « Человеком управляет только расчёт выгоды». На 1862 – 1863 годы, когда писался…

  • абСУРДоПеРеВОД

    Русские немцы о немцах немецких, о нравах, о… Из сети, случайное: «… ещё со школьной скамьи граждан учат строго соблюдать…

Comments for this post were disabled by the author