likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

Categories:

ЭЛЕКТРоПРОХЛАДИТЕЛЬный ТеКСТ*

В качестве иллюстрации к длению начатого.
Прочитываю:
«“Led Zeppelin IV” – один из самых продаваемых альбомов на нашей планете. Только в Америке было продано 23 миллиона экземпляров. И наиболее часто звучащим альбомом на радиостанциях – благодаря композиции “Stairway To Heaven”, ставшей одной из самых загадочных песен в мире. Роберт Плант считает, что вся таинственность этой песни заключается в двусмысленности текста».
Прочитываю ещё – по поводу символов, заменивших название столь рокового произведения:
«Роберт Плант придумал себе изображение пера в кругу. Это перо египетской богини Маат, символизирующее правду, справедливость и литературу. Согласно древнеегипетской мифологии, сердце умершего взвешивалось – если оно оказывалось тяжелее пера Маат, то человек отправлялся в ад. Если легче – то в рай».
***
В это самое время, то есть в пору неслыханного роста продаж английских песенок с литературно замечательными текстами про правду и справедливость (лишь самую малость двусмысленными), в другой части света, в рукотворном почти-раю, по верным свидетельствам очевидцев и свидетелей, многие и многие насельники страны всеобщего счастья собирались по квартиркам, ехали в леса и поля и на берега полноводных рек, и взапой пели там, сидя у полыхающих в предночье костров, пели почти свои песенки, и тоже, как ни странно – с двусмысленными (самую малость) текстами про правду и справедливость, и тексты этих песенок были тоже, в свою меру, литературно замечательными.
И эти люди – люди у костров и кухонных плит с газовыми цветками, так же как и 23 миллиона купивших Дирижабельную пластинку американцев, мысленно, то есть в сердцах своих взвешивали эти самые сердца – свои и соучастников песенных посиделок, и, точно многомиллионная богиня Маат (маат ты маат!), будучи исполненными вселюбви, всепрощения и всесправедливых мыслей, ощущали себя легче самых лёгких по обе стороны Света перьев. И все они знали, что в глубинах душ своих и сердец они есть самые что ни на есть справедливейшие и правдивейшие на весь мир люди, что они – точно тайная армия правды и справедливости, и они всегда будут стоять на своём и когда-нибудь и непременно одолеют тех – других, не заокеанских как потусторонних, а «своих», то есть ближних, то есть «дураков» и «врагов», «мерзавцев» и «узурпаторов», лицемерно и цинично (и на время жизни) прикинувшихся правдивыми и справедливыми.
А после они выходили к людям – от газовых цветков, от костров, от лесов и полей с реками, и… и просто жили. Просто продолжали жить – ездить в работы, выполнять важные задания, поручения, планы, соблюдать трудовую и корпоративную дисциплину, зарабатывать деньги, растить детей, попутно объясняя последышам, что такое хорошо и что такое плохо, то есть про правду и справедливость.
Объясняя как бы по-своему, но всё отчего-то точно как авторы знаменитейшей песенки про леди, купившую лестницу в небо и поднявшую этих самых авторов на борт Боинга, арендованного (или купленного) на те самые деньги, которые мешают воцарению во всём мире правды и справедливости, безо всяких уже двусмысленностей, разве – самую малость, ради общественных приличий, ради трудовой и корпоративной дисциплины, ради детей и ради мира во всём мире, разумеется.
В иллюминаторах пролетающих соседними маршрутами самолётов можно было заметить счастливых авторов песенок с названиями Taxman, Death on Two Legs, Money и даже, может быть, Nobody's fool. Впрочем, может статься, и с иными, куда как умнейшими и человеколюбивейшими названиями.
***
А низкий дурак тем временем, сидя под солнцем с луною на соседнем холме, богател думкой о том, что правда и справедливость – они точно эфика в одном древнем романе, могут быть очень разными, и не только у одних отдельно взятых китайца, положим, и непокладаемого русского с его вот уж которое столетие сряду культурно-кодовым колом неуловимо выторчивающей «национальной идеи».
В руках у дурака-сидельца можно было заметить обложку знаменитой пластинки Свинцовых, обложку с печальной картинкой, вывешенной на стенке с ободранными обоями, картинкой, на которой изображон безымянный старичок с вязанкой хвороста за хлипкими плечами.
Дурак сходился с самим собою в убеждении, что это очень правдивые и даже справедливые вещи – обложка и картинка в ней, несмотря на достигавшие его ушей тёмные слухи о том, что в хворосте у доброго дедушки спрятан труп убитого им – дедушкою! – вора, грабителя, мытаря, ростовщика и продюсера по национальности.
Но ведь это только подчёркивает линию добра, пускай и чуть двусмысленного. Не правда ль?

*На сленге хиппи «электрический» означало примерно то же, что на сленге хипстеров «улётный»; см. в качестве примера: Том Вулф о Кене Кизи и его кислотной шайке сочинил книжку с названием «Электропрохладительный кислотный тест». По-дурацки – то же, что «Скисший кондиционер».
Tags: постзапятая
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments