likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

Category:

проСТРАНствО

Для известного автора февраль был месяцем «чернил и плакать», для меня – сушить, прочитывать и удивляться. Удивляться собственной дурости, если, конечно, принять за истину, что дурил я сам, а не некто, оставшийся в прошлом, за пятнадцать, наверное, лет до сего дня. Точнее трудно сказать, однако не в том и дело. Дело в ещё одном текстике, который я решил выбросить в «пространство», выбросить как забыть, потому о себе разлюбимом лучше и спокойнее почаще забывать, для личного будущего – лучше и покойнее.
Текстик – про «странство».
Нуте-с, ещё одна (крайняя) пытка, и – вперёд-назад, в мертвецкую, к Белкину. Терпите. Или не терпите, а вопите, машите ручками: каждому – своё.
По пути в Путешествие, или Девять вечеров из переписки с П.Я. Чадаевым
I.
Старик, ответь, - слух до меня дошӧл: ты – сумасшедший? неужели правда?! Но коли так, вели подать камзол ли, фрак – встречай, врачам скажи, что – брата. Вели на случай слугам шить ливрей, лакеям этикет учить персидский. Да будет ли к тебе протоирей? Хотел б я знать, как с ним теперь сноситься. Что – Императоры? Обоим бью челом – по ведомству дурацкому означить мне нумер третий. Большего числом, ну, не ахтыря, не снесу. Иначе – дуреем, брат! Империя снялась где с якорей, где с крючьев абордажных. Ау, Европа? Между нами – грязь, но, между нами, по боярам брашно.
II.
Прости за сбивчивый и беспробудный слог. Ясней из наших эмпиреев – тяжко. Коляской ехать? Что-то скажет Бог? (А Бог, он не княгиня, скажет – сказка!) Но – еду, нет, лечу! Нет, не пойми желанье свидеться с тобою столь превратно. Во времени есть парадокс. В те дни, когда он явлен, смерть течӧт обратно. Сосуды сообщившихся смертей (а смерть жидка у нас, в первопрестольной) не позволяют – вдруг – осиротеть пристойно. Вот, маемся. Империя, мой плач – мой гордый плач, лови меня на фразе: Увы, брат ротмистр! Порой и лучший врач не отрицает эфтаназий.
III.
Что человеку суждено фантаст перелицует в опыт. В результате – читатель купится, издатель всех продаст. На то он и издатель! Иного ждал? Смеяться будешь, но и по сей день писательство подсудно. Пишу по букве в день. И жгу. И жду. Смешно не ждать, когда не ждать так трудно. Мир ожидания надмирен, смутен, рыж. Мерещится: близка громада Рима! Над флигельком, над альтитудой крыш, без телескопа вижу – Херувимы. Помилуй Бог! При сломе трёх эпох быть сочинителем, и вдруг – без сочинений?.. Чем мельче чорт, сочней переполох – о сем предмете не бывать двух мнений.
IV.
Смерть – вот феатр! Трактуй – феатр теней. Был сон: рассвет, стена, петля в глаголе. Под занавесом – порох без кремней, над ним – щепоть просыпавшейся соли. Актёрствуя, выходим на поклон. Рука в руке (друзья, хоть поневоле). Есть ноль. Есть пять нолей. Есть – миллион. Есть роль. Есть Бог, но Бог не больше роли. Вот, брат, трагедия! Во власть не страшно впасть, страшней – вползти туда, путём озмеевая. Где власть казнящая бессмысленна как власть, там власть прощающая – шутка, но дурная.
Да, кстати, Пушкин так же всё – востёр? Ужо ему! Обрежется арапыш. Тот заяц, что меж ног у двух сестёр проскочит, - волк! Принюхаться пора б уж.
V.
Жди по сердцу. Как это важно – ждать! Ждать смерти, ждать любви, ждать ветра в поле. В толпе хотя б на цыпочки привстать – вот одиночество! Чего ж нам надо, - воли?
Есть женщина. Мне были голоса: «В глаголе “жечь” излишек вскрытой желчи». Полковник – зычно: «Явки! Адреса!» Дух века снизошол до сумасшедших. Есть женщина. Есть, вопреки всему. Я видел то лицо. Я видел профиль! Дай Бог сойти с ума когда уму строку диктует голос. Голос крови.
Весь в чорном. Весь, до пуговицы – строг. Язвителен. Весь – стык противоречий. Ещё есть ожидание и срок. Есть речь, отличная от смысла части речи.
VI.
Гомер ли нашептал слепой сове, лукавый срокнроллил ли коленце – один католик, да и тот в Москве, на восемнадцать философских немцев. Копеечку!.. Басманные глухи. У Церкви – суд, по слухам – арбитражный. Аббат, что не зовёшь ты Элохим? Мне – страшно замазывать тень предка в кандалах, завязывать с немереным аршином, детей целуя, помнить дикий страх нелживо показаться лживым!.. Страх липнет к пальцам, под удавку снов святой с иконы подмигнёт лукаво: что стоит Слово, если в мире слов так неприлично вымирает – «слава»?
Цена вопроса выше чем вопрос. К цене ответа не подвешен ценник. Есть путь скорбей, есть сад бессмертных роз, но нет монетного двора для вечных денег.
VII.
Есть власть во мне. Есть надо мною власть. Но есть ещё гомункулов реторта. В Империи, что с якорей снялась, не до курорта. Все смерти – здесь, но нет ли мёртвых – там, где успокоится измотанное сердце? У веры ахиллесова пята – единоверцы.
Осудят и, помиловав, распнут. С распятым жить, а и не жить – надёжней. Каков дурак, такой над ним и суд: баланс платёжный.
… Светает. Пасха близится. Москва тиха безумно по утрам субботним. Есть Бог, есть роль, и в роли есть слова: «Был виноградарь, у него – работник».
VIII.
Где много званых, избранность не в честь. Не всякий честный честному угоден. Спешу и падаю, и подыматься крест смешон, когда при всём честном народе. Забиться в щель. Сжевать до слёз язык. Бумагу сжечь. Всё пишущее – скинуть. Не штиля ждать – безумия грозы: глаза завязывая, не стреляют в спину.
До скорого, дурная голова! В России той, что ждём, которой ищем. Светает. Пасха близится. Слова – плоть Града горнего, оставленного нищим.
Не та обитель, где игумен – бог, но та обитель, где послушник – в нимбе. «Сон сумасшедшего покоен и глубок», - распространение обрежем, ибо – ибо! –
IX.
все смерти суть одна, одна! До дна испиты петербурги и измены. Безумья нет. Есть грех и есть вина – вина пустых надежд на перемены.
Встречай!..

(Из новостей: спецслужбы зафиксировали мощнейший взрыв во Вселенной.)
Tags: особый путь на минутку запятая
Subscribe

  • ЗеЛёНЫЙ ЛИК

    Дамоспода не мои, сколько мне известно, всякий отъезжающий в дальние и недальние края должен по себе хоть что-нибудь да оставить. Я оставлю две вещи,…

  • СеКУН-МАиОР

    Как всё-таки хорош, как изобретателен «носитель» русского языка! Смотрите-ка… 1. «Алексей Орлов уже в Ропшу приехал…

  • МАШКеРАД?

    Или «коня на скаку остановит»? «Служба в гвардии при Екатерине была самая лёгкая, офицеры, стоявшие на карауле, одевались в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments

  • ЗеЛёНЫЙ ЛИК

    Дамоспода не мои, сколько мне известно, всякий отъезжающий в дальние и недальние края должен по себе хоть что-нибудь да оставить. Я оставлю две вещи,…

  • СеКУН-МАиОР

    Как всё-таки хорош, как изобретателен «носитель» русского языка! Смотрите-ка… 1. «Алексей Орлов уже в Ропшу приехал…

  • МАШКеРАД?

    Или «коня на скаку остановит»? «Служба в гвардии при Екатерине была самая лёгкая, офицеры, стоявшие на карауле, одевались в…