likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

Categories:

НОТАбЕНь возДЕРЖаниЯ

Фобии. Одни боятся темноты, другие – лифтов, третьи – перелётных птиц и крокодилов с напильниками. Я хронически опасаюсь внутритрубно-потопной воды и собственных мыслей, потому, сдаётся мне – иные из них имеют способность к материализации.
Факт.
С неделю, верно, тому, размышляя о пришествии главмытаря на всеправление, вывел для себя формулу: следует завести пластыри в места вероятных пробоин. Троп, разумеется, однако не без смысла: мытарь и мытарства – одого корня; хитрец и обманщик – исходные в рус-язе значения; настелить соломки в местах вероятного утопления – благое как блаженное дельце для самоспасаемых.
Слиняли с явления формулы три (четыре?) дня, и вдруг… В вечернем затишье послышалось странное: гидроаккумулятор в бойлерной защолкал чаще обычного, силясь удержать давление в системе. Протечка! Обегал, обползал весь дом, ванно-банный комбинат, проверил пару внешних кранов – всё в норме. Что тогда? Дедукция вывела на клапан обратки скважинного насоса. Третьего, вроде, не дано. Придётся вынимать «хрюндик», попробовать промыть, а не выйдет – тащиться в логово зверя, покупать новый. Та ещё история, презатратная, по нынешнему-то курсу и прочим обстоятельствам импортовозмущения. Набрал резерв воды на ночь, вырубил автомат скважины, отправился спать: утро вечера мудренее, а и кто, скажите на милость, по ночам в глубь подземную с ковырялками лезет?
Черти да шахтёры. Не моё. Я – водолаз, тварь свето- и тенелюбивая.
***
Поутру вскрыл кессон, глянул – там на треть немалой ёмкости воды. Батюшки, пробоина в трюме! Отправился в гараж – за погружником. Открыл дверку и на другой раз ахнул: девятый вал. Потопище. Хорошо ещё, что в сливную решётку большая часть навождения утекла, но всё одно – мутный ужас мокроделья: неразбранный архив едва не на выброс. И вся беда от свища в трубе к рукомойнику. Ясно теперь, с какого перепугу гидроаккумулятор зачастил: фонтаны рая, гаражный рок. А про рукомойник я дурак забыл по отлучкам. И ведь труба деловая, как доктор прописал – с алюминиевой прослойкой, и морозов не было в зиму, и тёплый пол под кафелем, а вот – греби теперь академической греблей, спасай свистун никчемные бумажки.
Такая байда. Парой дней не обойдёшься. Так что, господина покойника Белкина – в отпуск пока, до водоразбора с сублимацией негоримых носителей.
А чтоб публике почтенной было с чем над дураком тем временем потешиться – оставлю вышвырки из подмоченной папки древностей конца прошлого столетия, забытой казалось бы до посмертья. Увы – не вышло: блудописи не тонут.
Собственно субстанция:
***
Жестокость девочек подросших так невинна, влюблённость мальчиков хороших так сильна, что верю я: лепили нас из глины, вминая в мятный мякиш имена. Покорность счастью глупо безоглядна, юнец твердит: «Она мне суждена!». Жизнь так длинна и столь же неопрятна, что верю я: бессмысленна она. Как счастье неизбежнее простуды, так и судьба: сплошь память и вина. Наивно – ждать, жестоко верить в чудо, вминая в мятный мякиш имена. Но всякий раз на новое рожденье все поколения, сошедшие во тьму, внимают, замерев от восхищенья, Прообразу и Богу своему.
***
Наставления отправляющемуся в путешествие (для двух голосов)
Приготовляясь к путешествию, не верь клянущимся сопутствовать и помнить: не всякая стена щедра на дверь. (Дом будет домом, если в сумрак комнат…) Приготовляясь к путешествию, не лги жене и другу. Для листа бумаги оставь дрожь в голосе, и этот лист сожги. (… обставленных потешно, бедолаге…) Приготовляясь к путешествию, оставь столу рабочему дела и безделушки: пыль – тот же яд, и тот же в ней состав. (… удастся вновь войти, покой их не нарушив,..) Приготовляясь к путешествию, забудь кто ты, зачем ты и куда. «Свободен!» - Вот всё, что в путешественнике – суть. (… а нет, - пусть бродит.)
***
Песенка о лампе

Ночь настала, и небо – так просто – молчит. Если что открывается, - раны в ладонях. На решотках метро в Рождество спят бичи, с ними – сон золотой о великом Платоне. Справедливые песни взахлёб отхрипев, заливается радио в сны нефтяные. Если песенка спета, остался припев. А не спета, то – знаки, и все – водяные.
Я читаю размашисто, и – по губам: кто возлюбит довольство довольных собою? Ночью девки, и те – господа господам, и на всех бриллианты и шубы собольи. Ночь настала, и небо – так страшно! – молчит. Если что открывается, - винная лавка. Если всё на замке, у кого-то ключи. Если песня темна, виновата лишь лампа.
Антракт с погружением: усушка, утруска, мышье яденье. Дурака работа любит.
Tags: особый путь на минутку запятая
Subscribe

  • СМеЩеНиЕ

    Прочитываю, у Ю.Лотмана: « Распечатывание полицией писем с целью политического надзора было в России в ходу со времени Екатерины II (ввёл его…

  • КАТеГОРиЯ ДыРКи

    Не далее как вчера задавался я вопрошанием: как можно быть в Пушкине – уверенным? По мне, вопрос – риторическая, "дырявая"…

  • ИсПЫТаНИЕ ЖаНРОМ

    Выводя Аристотеля на авансцену устроенной Пушкиным «храмовой» интермедии с «проповедью» во увещевание бездельных да пьющих…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments