likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

Category:

Deutsches РАЙ(х)

Немецкие ученые Герберт Иллиг и Ганс-Ульрих Нимиц уверены,
что на дворе сейчас не XXI, а XVIII век, и что в хронологию
человеческой истории искусственно добавили 297 лет (с 614 по 911 годы).
Из Не(о)Новостей
1891 год. Алексей Суворин, скорее германофил, чем дойчефоб (лучше так: по-египетски взвешенно умный человек), прочитывает свежие на ту пору германские издания. Одно из них вызывает в «старике» Суворине живейший интерес, а следом за ним и во мне, обитателе года 2019-го.
Начинаю читать: «… Теперь нашёлся г. Г.Эрман, который написал брошюру “Германия в 2000 г.” (Deutschland im Jahre 2000). Брошюра эта составляет 4-ю тетрадь сборника “Немецких сочинений для национальной жизни” (Deutsche Schriffen f. Nat. Leben), предпринятого с целью объяснения и вразумления всякому немцу культурных и национальных задач Германии, их силы и значения».
***
Любопытно. Культурные немцы получили наконец не то национальную идею, не то всегерманскую Утопию, простирающуюся из пределов века XIX в наши пределы, на рубеж с подзабытым теперь маркером «Миллениум». А «старик» Суворин отчего-то сердится, вот: «Если даровитые и умные Эрманы не желают пророчествовать, ибо знают очень хорошо, что с пророчествами далеко не уйдёшь, то бездарный и совсем неумный Эрман пророчествует, ибо знает, что есть много глупых и надменных немцев, которые любят пророчества, и чем эти пророчества высокомернее, тем более им верят те немцы, которые глупы и надменны».
Очень сердит наш Юпитер; немцы у него дважды на одну фразу «глупы и надменны», автор утопического текста «бездарен» и «совсем неумный», а «пророчества» его четырежды прокляты. Сидя верхом на шкале далеко за отметкой «2000», брошу нотабенькой, что не очень-то, похоже, взвешенны оценочные суждения «старика» на вступлении. В чём дело?
«Итак, мы в 2000 году. Царствует Вильгельм III, надо думать, сын Вильгельма II. Так как Вильгельм III царствует уже пятьдесят лет, то Вильгельм II скончался около 1990 года, на девяностом году своей жизни. Завидное долголетие. Но в Германии все великие люди живут долго – Вильгельм I, Бисмарк, Мольтке <…> Вильгельм II жил 90 лет, а Вильгельму III уже идёт 118-й год, а он ещё славно царствует и собирается окончательно побороть Россию. Не забывайте, что мы в 2000 году».
«Не забывается такое никогда». Н-да-с.
Я оттого и выставил г-на Суворина стариком в кавычках, что ему всего-навсего 57 лет в 1891-м, он, будучи вдвое моложе утопического Вильгельма III, совершенный мальчишка. И вот этот-то мальчишка сердится, именно от того, что «библейский» старец Вильгельм III «собирается окончательно побороть Россию». В 2000-м году.
Я бы тоже рассердился. И не на шутку. Но я не жил в 1891-м, и я с немалым усилием могу представить себе, каково тогдашнему русскому человеку, будь он хоть трижды германофил, прочесть эдакое:
«В 1895 г. был заключён “священный” мир в Париже и Варшаве [тогдашняя Варшава – в России, Польша, по трём Екатерининским разделам – часть Империи. – О.Л.], положивший  предел “угрозам славянской волны” Европе. Немцы, разумеется, не только победили, но показали неизмеримое благородство и великодушие, и этим благородством и великодушием подчинили себе выродившуюся Францию и заставили её войти в “немецкие интересы”, и Франция сделалась верным другом Германии и, конечно, пошла с нею a la tête de la civilisation [во главе цивилизации. – О.Л.]. Относительно России немцы тоже оказали беспримерное в истории великодушие, ибо ограничились только тем, что заставили её заключить выгодный для Германии торговый трактат и дать самостоятельное положение Курляндии, Лифляндии и Эстляндии. Но Россия не поняла немецкого великодушия и продолжала злобствовать. Тогда снова разбили её храбрые немцы, заключив с нею мир в Петербурге. По этому миру Остзейские провинции, кажется, вместе с Петербургом – этот пункт не ясен – отошли к Германии и стали имперскою землёю, русская Польша составила нейтральную полосу между обеими империями, причём почти такая же часть её всё-таки отошла к Германии, подобно Швейцарии и Голландии, которые, разумеется, братски бросились в объятия благословенной Германии».
Уff! Что-то вся эта география мне – анахронистически и антиутопически – напоминает. Особенно Остзейщина с Курляндией, Лифляндией, Эстляндией, Польшей и выгодным торговым трактатом.
***
Перевожу дух. Читаю дальше.
«Россия присмирела, но злобствовала ужасно. В Германии же всё процветало, все распри кончились, когда в палате умер выдающийся депутат оппозиции, то вся палата рыдала и обнималась в горькой печали, рабочие разбиты были на классы и всем стали довольны, женщины начали изъявлять желание поступить в военную службу, которая сделалась воспитательницею целой страны, ибо солдаты часть времени занимались службою, а часть – сельскохозяйственными работами (должно быть, из России переняли), собирались мирные конгрессы, евреи подверглись германизации при помощи браков и оттого стали лучше, вообще Германия решительно преуспевала, и под крылом её благоденствовала Европа и всё было бы хорошо, если бы не Россия».
Хороша, упитанна, кровь с молоком – картинка, но что на самом деле?
Кайзер Вильгельм II умер в 1941 году, в рейхскомиссариате Нидерланды, в возрасте 82-х лет. В 1932 году он попытался призвать армию и народ Германии к возмущению прошедшими в Германии еврейскими погромами, которые оказались вовсе, ну ни капельки не похожи на «улучшение» несчастных «германизацией при помощи браков». Для меня, честно скажу, это открытие, что «еврейский вопрос» во всей его полноте вызрел у немцев ещё в XIX веке. И не открытие что Гитлер только народился в 1889 году. В Австро-Венгрии. Фельдмаршалу фон Паулюсу в 1891-м всего годик; генерал-полковнику Гудериану – три; фельдмаршалу Кейтелю – девять. Гиммлер, Геббельс и прочая мерзота – чорт их знает, а я не хочу. Но… Гельмут Коль, который в 1989 году выступит с программой преодоления раздела Германии и Европы, а с тем и станет первым федеральным канцлером, родится только в 1930-м. Ангела Меркель, нынешняя начальница «Четвёртого Райха», явится на свет в 1954-м. Женщины Германии получат право службы в бундесвере (не в медицине и не в оркестрах, в строевых частях) уже за пределами утопической пангерманской Европы, в 2001 году.
Словом, всё это (сладкие фантазмы некоего «древнего» германца и возмущение от них у нашего человека г-на Суворина) хотя и занимательно, однако хоть сколько-нибудь прямого и даже косенького отношения к интересующей меня теме Горюхинской «государственности» и всей Пушкинско-Белкинской «мертвецкой», разумеется, не имеет. Вроде бы не имеет. Настолько не имеет, что можно было бы по прочтении усмехнуться себе молчком, отвесить поклон г-ну Суворину и отложить в сторонку. Ан нет.
Все мифы, читывал я, имеют общий корень. Во всяком случае те из них, которые – «базовые». Эти последние принято было заслушивать в общенародном собрании раз в год; некоторые (наверное) – раз в столетие. А уж народы, общая история которых что доска, на которой с одной стороны пишут икону или, если революция подоспела, иконоплакат, а с другой всё одну и ту же рульку рубят, без передыху, должны иметь хотя бы один, но уж верно неделимый миф.
***
Наличие немцев в подлунном мире не мешало русским строить свои утопические грады на холмах; русскому «Золотому веку», во всех представлениях всех известных его моделей немцы никогда не были помехой. Над немцами можно было посмеиваться (в известных пределах), но и всё на том (по крайней мере, до 1914 года). Более того – у немцев можно и нужно было учиться философии, литературе, отправлять к ним недорослей за наукой, брать от них перевирающих историю историков, академиков горных, химических, фабричных и инженерных дел (условный перечень), бравых вояк и стратегов парадной машкерадности, Императоров с Императрицами наконец, выпекая династические браки точно берлинские пончики или шпрингерле (Springerle) – по раз навсегда заведённому шаблону с парадно марширующими штифтиками.
Немцам же, напоротив, в их золотой мечте русские всегда были помехой и укором. Русские да вот ещё евреи, не пожелавшие «улучшаться». Однако Бог с ними, с несчастными евреями, я – о русских. Ещё при жизни Пушкина отмечена была всё возраставшая ненависть немцев, а с ними и прочей Европы, едва ль не поголовно взятой, к России, только что и «узурпатора» обнулившей, и монархии восстановившей и, с монархиями, суверенитет европейских «столиц».
Прочитываю (отвлекусь на минутку от г-на Суворина): «Возвращавшиеся из-за границы русские путешественники единодушно свидетельствовали о царившем на Западе в те годы (1831 – 1835) “всеобщем презрении” и даже “ненависти” к русскому имени. “Нас считают гуннами, грозящими Европе новым варварством, - говорили в 1835 г. студенты профессорского института… побывавшие в Германии и во Франции. – Профессора провозглашают это с кафедры, стараясь возбудить в слушателях опасение против нашего могущества”. Те же явления отмечал в своих парижских письмах к матери А.Н. Карамзин (сын историографа). В конце февраля 1837 г. он сообщал ей: “Кроме общества du faubourg St. Germain [предместья Сен-Жермен, аристократический квартал Парижа], все нас ненавидят, и особенно партия правительства, а все политические специалисты принадлежат ей”».**
До приезда в Россию маркиза Астольфа де Кюстина – два года. До выхода скандальной его пера книжки – четыре. Цитата: «Из подобной организации общества проистекает такая лихорадка зависти, такое напряжение честолюбия, что русский народ теперь ни к чему не способен, кроме покорения мира. <…> Ему суждено, мне думается, покарать испорченную европейскую цивилизацию новым нашествием с Востока».
На этих-то, долгонько зревших дрожжах и вошло тесто возмутившей г-на Суворина германской, русофобской утопии.
Читаю дальше.
«Злобствовала эта ужасная страна и не хотела понять, сколь велик немецкий народ, сколь он великодушен и непреоборим. В 2000 году в “русской столице”, Москве [для Суворина это нонсенс. – О.Л.], правительство потребовало от Московского Всесословного Сейма <…> сверхсменных кредитов и отклонило предложение Берлина явиться в Люксембург на “международный мирный конгресс”. Вместе с этим она сняла телефоны на границе, а воздушную почту сделала неисправной нарочно, так что известие о приготовлении России к войне получено было в Берлине только с голубиной почтой. Газеты сначала не верили этому ужасному известию, грозящему миру Европы. Но вот слухи подтверждаются. В Москве царствует лихорадочное возбуждение. Всесословный Сейм вотировал сверхсметные кредиты единогласно и одобрил отказ своего правительства от мирного конгресса. Русское правительство готовит резкий ответ на приглашение явиться на конгресс в Люксембурге. Русские чувствуют себя достаточно сильными для того, чтобы отстоять свою независимость и снова овладеть потерянными провинциями. В Берлине считают положение опасным для мира. Но её [Германии. – О.Л.] войска остаются ещё в казармах. “Боже, защити отечество!” (Gott schütze das Vaterland).
Так кончается немецкое пророчество. Но при чём тут Бог, в этой лжи на Россию, в этой проповеди ненавистничества к России, которая будто бы не даёт жить спокойно Берлину?..»
И вправду – причём тут Бог? Странно. Странно – если Бог не вездесущ и не вневременен, т.е. вечен.
***
Но и забавно всё-таки. Вот: Россия «сняла телефоны на границе» из 2019-го прочитывается как «отключило интернет». Злоба и коварство русских беспредельны. Мир в опасности. Ну, точно как сейчас и происходит. Утопия почти сбылась? История пошла по обходному пути, но и выбралась к заранее намеченной точке в заранее назначенный срок? Или она вообще «топталась на месте», а нам, человекам, только казалось, что «всё течот, всё изменяется»?
Чем итожит своё изложение г-н Суворин?
«Автор этого пророчества, однако, остановился вовремя, не сказав, чем кончилась война 2000 года. Я от всей души желаю, чтобы русские войска жестоко побили немцев в 2000 году, побили бы так жестоко, как были побиты при Иене французами прусские войска. Я желаю этого для блага немецкого народа, ибо постоянное счастье, постоянные победы и во второй половине XIX, и во всё время ХХ века обратят весь немецкий народ в орду тупоумных и надменных людей, среди которой голоса благоразумия будут раздаваться вотще. Несчастие нужно для немцев, чтоб их очистить, чтоб образумить их…»
Напомню – писано в 1891 году. Несчастие обрушилось разом и на немцев и на русских. А как могло быть иначе, если история этих двух народов что та доска, на которой по розные её стороны происходит вроде бы нечто именно что раздельное, а взять да разделить не получится. Ни у кого – не получится.
***
Такой урок. И в нём кое-что припрятано – как выставлено на вид и освещено всеми имеющимися в феатральной машинерии софитами. Именно то, что отношения к представленной публике германской утопии по видимости не имеет. А вернее – по невидимости. Потому Пушкин, сколько могу судить, был тем ещё мастером разных пряток и потайных чуланчиков. Иные из таковых и по сей день крепко заперты и обклеены поверх потайных задвжек посиневшими в черноту листами густо исписанной бросовой бумаги. Ау, старуха ключница-а!..
Кто догадался – молодец. Но и в любом случае «кое-что» со временем будет объяснено. А пока, пока… будьте, человеки, бдительны, потому я ведь нисколько не удивлюсь, когда узнается, что и теперь, в исходящем 2019-м, сидит где-нибудь в Лейпциге или Гамбурге некий господин и сочиняет новую старую Утопию – про Всея Европу от Лиссабона до Владивостока, в которой канцлером будет какой-нибудь трёхсотлетний старец именем Маркел von Ангел.

* А. Суворин. В ожидании века ХХ. Маленькие письма (1889-1903) М., 2005. С.130-131, 132.
** Н.Казаков. Об одной идеологической формуле николаевской эпохи. М., 1989. С. 62.
Tags: особый путь
Subscribe

  • САНХо ПАНсА, враг НАРОДа

    М i р ловил меня, но не поймал; ты сам лезешь м i ру в пасть, а он от тебя отплёвывается. Г.Сковорода Свободы нет, есть…

  • САНХо ПАНсА, враг НАРОДа

    Жизнь... подобна игрищам: иные приходят на них состязаться, иные – торговать, а самые лучшие приходят как зрители. Пифагор 9.…

  • САНХо ПАНсА, враг НАРОДа

    Свобода нужна не для блага народа, а для развлечения. Б.Шоу … у Достоевского люди не едят, чтобы говорить о Боге, у Чехова…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments