likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

Categories:

На ДуБЕ ТоМ

«Чем кончится дворянство в республике?
Аристократическим правлением.
А в государствах? Рабством народа a = b».
Пушкин

Я всё думаю. Глупейшее занятие, и я отдаю себе в этом отчёт. Более того – меня на сем безделье случается поддевают и порой корят, и я почти обижаюсь. На себя, разумеется. Но думанье не перестаёт: дурака и раем не исправишь, он ходит по цепи кругом.
А соловьи художественно орут; чубушник, который в России неправильно обзывают жасмином, неправильно цветёт и напрасно расточает; дикие грибы и вольные рыбы не волнуют меня ни на шаг, ни на всплеск. Первых я послал к чукчам, вторых к Апостолам: там нужнее.
Меня не трогать. Я занят. Я хожу кругами по черновику письма Пушкина Чаадаеву, писанного 19 октября 1836 года (по-французски); дам спёртый перевод, где выделю повод к занудному задумству:
«Петр Великий укротил дворянство, опубликовав Табель о рангах, духовенство – отменив патриаршество (NB: Наполеон сказал Александру: Вы сами у себя поп; это совсем не так глупо). Но одно дело произвести революцию, другое дело это закрепить ее результаты. До Екатерины II продолжали у нас революцию Петра, вместо того чтобы ее упрочить. Екатерина II еще боялась аристократии; Александр сам был якобинцем. Вот уже 140 лет как (Табель о рангах) сметает дворянство; и нынешний император первый воздвиг плотину (очень слабую еще) против наводнения демократией, худшей, чем в Америке (читали ли вы Токвиля? я еще под горячим впечатлением от его книги и совсем напуган ею). Что касается духовенства, оно вне общества, оно еще носит бороду. Его нигде не видно, ни в наших гостиных, ни в литературе, оно не принадлежит к хорошему обществу. Оно не хочет быть народом. Наши государи сочли удобным оставить его там, где они его нашли. Точно у евнухов - у него одна только страсть к власти. Потому его боятся. И, я знаю, некто, несмотря на все свое упорство, согнулся перед ним в трудных обстоятельствах - что в свое время меня взбесило. Религия чужда нашим мыслям и нашим привычкам, к счастью, но не следовало этого говорить. Ваша брошюра произвела, кажется, большую сенсацию. Я не говорю о ней в обществе, в котором нахожусь. Что надо было сказать и что вы сказали, это то, что наше современное общество столь же презренно, сколь глупо; что это отсутствие общественного мнения, это равнодушие ко всему, что является долгом, справедливостью, правом и истиной, ко всему, что не является необходимостью. Это циничное презрение к мысли и к достоинству человека. Надо было прибавить (не в качестве уступки, но как правду), что правительство все еще единственный европеец в России. И сколь бы грубо и цинично оно ни было, от него зависело бы стать сто крат хуже. Никто не обратил бы на это ни малейшего внимания».
Укрощённые: дворянство и духовенство; первые развлекаются привычкой к счастию по усадьбам, по гостиным и литературным салонам, ожидая неминуемого и только лишь продлённого конца комедии («группа продлённого дня»); вторые сидят по углам (сцены) в косматых бородах, в гостиные – ни-ни, стараются блюсти невидимость и терпя скрежещут о власти (русские дикие ниндзя, преступный клан, лишающий счастья всё живое и готовое приказом умереть). А правительство – одинокий европеец на всю Великую Тартарию. Оно перспективно, правительство, оно могло быть хуже, то есть быть ужасным, отвратительно ужасным и ещё ужаснее, но вот фокус: никто из укрощённых этого не смог бы заметить: зазеркально-кроличья нора Золотого века Русской культуры всех зрящих ослепила.
Народ? Народ безмолствует, в нём зреют бунт и вольная дорога к Раю, вызревающая жаждой сильной руки, порядка и плахи.
В Америке наводнение демократией, потоп. Ничего нового. Токвиль сам напуган: "А на хрена нам Америка?".

Кошмарный сон.
Как ни крути, по мне так представленное выдаёт с головою наличность лихого русского тупика: «наше всё» разом фехтует с обеих сторон шекспировской дуэли, и оба клинка смочены ядом. Здесь Пушкин макиавеллистичен как, пожалуй, редко в каких ещё строчках; здесь же он фаталист и гедонист («привычка к счастью»), он и монархист и антиклерикал, он…
Протей (или) Филозоф-протонитшеанец?
Wer sind Sie Herr Пушкин? (Дворянам – бобок, «но не следовало этого говорить».)
Tags: особый путь
Subscribe

  • выГоДцЫ

    Н.Чернышевский , «Что делать?»: « Человеком управляет только расчёт выгоды». На 1862 – 1863 годы, когда писался…

  • абСУРДоПеРеВОД

    Русские немцы о немцах немецких, о нравах, о… Из сети, случайное: «… ещё со школьной скамьи граждан учат строго соблюдать…

  • СиСТЕМа ХА

    Прочлось: «В рамках довольно интересного исследования делается предположение, что, как и Вселенная, наш мозг может быть запрограммирован…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments