likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

Category:

гУсь ПОЛуЛАПчатЫЙ

Тема требует "введения".
***
Любопытная притча: значительное число насельников «Пушкинского дома», пушкиноведов склонно полагать, что «покойный» Иван Петрович Белкин есть человек без биографии.

Именно так – без биографии.
Тех сведений, кои выставил на публику «издатель» Пушкин, оказалось для «биографии» недостаточно. Что следует в этом случае понимать под «биографией», остаётся под знаком некоторой величины вопроса. Для меня, во всяком случае.
Рассудим.
Имеется биографический конспект: родители, детство, учение в объёме «дьячкового образования», армейская служба, вынужденная отставка, возвращение в отчину, попытки заняться литературой, выход на поприще «истории», труды, кончина, датированная 1828 годом…
Отмечается некоторая двусмысленность в фиксации даты рождения персонажа: в «Повестях» это – 1798 год, в «Истории села Горюхина» – 1801-й.
На полях: что следует искать в этих датах, и возможно ль набрести на что стоящее, на некие смыслы, крепко держа на уме, что «новорожденный покойник» хоть и самозванный, но всё ж таки «жрец храма Истории»?
В первом приближении к обозначенной эпохе открывается следующее: 1801 год означен в русской истории как год отцеубийства в результате успешно проведённого дворцового (читать как государственного) переворота, с чего и началась, собственно, «новая история» России.
Со всеми «вытекающими».
1798-ой – год Высочайшего указа о запрете дворянам, прослужившим в офицерском чине менее года, подавать прошения об отставке.
В этом же году Павел Петрович соизволил повелеть чтобы строительство старообрядческих храмов не запрещалось ни в одной из губерний Империи. Историческое событие, с прописью.
И тогда же – Император избран Великим Магистром Мальтийского ордена, в связи с чем на гербе России обрисовалось изображение Мальтийского креста.
Учреждён Орден Святого Иоанна Иерусалимского. В России же. Павлом.
Что ещё?
Усилием Екатерины Дашковой в «письмовники» русского языка введена буква «ё».
Изданы первые части поэмы «Энеида» Ивана Котляревского.
Естествоиспытателями земшара описаны, среди прочих, муравей-вор, обыкновенный кальмар, огненноспинная лофура, степной прыткий муравей, полулапчатый гусь, лютка дикая, зелёная джунглевая курица, красотел-исследователь и «даже» енот-ракоед…*
Скончался Джакомо Казанова, известный «граф».
Бунтовщиками города Парижа взята крепость-тюрьма Бастилия.
Буонапарте отправился в Египетскую экспедицию; случилась «битва у пирамид», адмирал Нельсон уничтожил французскую эскадру в Абукирской бухте.
Турецкий султан разорвал трёхсотлетние договорённости о союзе с Францией и заключил оборонительный союз с Россией, вследствие чего Российский флот получил право свободного прохода через проливы.
Придворные священники (см.: «дьячковое образование») получили право именоваться «пресвитерами», что заметно отличало их от священников епархиальных.
Казацкая старшина получила права русского дворянства, казачьи чины приравнены к офицерским.
Переселяющимся в Крым иностранцам дарованы льготы.
Наконец – родились друзья Пушкина Иван Пущин и Антон Дельвиг. «С ними» – поэт Адам Мицкевич...
Но это в первом приближении, а «на самом деле» можно ожидать от истории и кое-чего другого. Кто-нибудь задавался исканием?
Грешен – не знаю таких.
***
Но вот дело: что понимать «биографией»?
Развёрнутый перечень подвигов и свершений? Например: писатель Пушкин А. создал «Египетские ночи»; генерал Наполеон Б. одержал победу в битве у пирамид, фараон Хамелеон Вэ-Гэ-Дэ построил пирамиду своего имени…
А как быть с «двуногих тварей миллионами», на чью судьбу не выпало ни сочинительского таланта, ни пирамид, ни фараоновой короны? как быть с теми, кто ни сколько-нибудь заметного не сочинил (и не издал), ни в исторических сражениях не участвовал, ни каменных глыб не тесал?..
Кто «просто» и «незаметно» жил?
Кто родился, учился, служил, искал, наивно, может быть, очаровывался отысканным, любил, страдал, и в конце концов «тихо опочил»?
Чтобы не слыть голословным – пример: «Если ориентироваться на культурную установку пушкинской эпохи, которая подразумевала в биографии (а тем более в биографии “художника”, “поэта”, “литератора”) “наличие внутренней истории”, то, действительно, придется заключить, что “как у Горюхина нет истории, так у Белкина нет биографии”…» (В.Иванникова).
Что в этом высокомерии, – казус раскольниковского синдрома, презирающее забвение вдоль и поперёк прописанного-пережованного феномена «маленького человека», именно в «Повестях» Ивана Белкина впервые в истории русской литературы и явившегося?
Явившегося в качестве нового слова в «культурной установке пушкинской эпохи».
Иначе – как?
И неужто право на «биографию» обретается человеками исключительно с короной, титулом, генеральским мундиром, изданием трёх частей «Энеиды», похвальной рецензией «Благонамеренного», наконец – воодушевляющим подвигом или ужасным преступлением?..
Нет ведь.
И ведь История-то – вся как есть! – состоит из миллионов и миллиардов «не-биографий», и преимущественно только из них.
Но…
Вот – в одном исследовании прочлось, что собственно «биография» Ивана Белкина заключается в его «возвращении домой», в отчину, в имение; изучение «собрания старых календарей» и есть единственная дарованная автором Белкину биографическая черта.
В соответствии с «культурной установкой».  
Sic.
***
Ну, хоть что-то. Даже так – это почти прорыв, почти подвиг. Отыскан след «наличия внутренней истории» Ивана Белкина, нечто напоминающее поступок, с которого «биография» может начаться, и на котором – Бог весть! – могла окончиться.
Но не во взятии следа, по моему разумению, дело (не псовая же, в конце-то концов, охота – исследование художественных текстов с присутствием некой тайны, загадки); дело в том, что здесь, в этом робко-отчаянном предположении, обрисовался контур искания выхода из ловушки, устроенной трудами социал-инженерящих невеликих инквизиторов, во всей соблазнительности выскочкомерного со-страдания к «слабым бунтовщикам». Этим – социал-инженерией – болели философы и естествоиспытатели, заразу подхватили литераторы и журналисты (Зола и проч.), приняли на щит политики и политиканы, да что – иные монархи зацепили страшную заразу, и вот теперь, по истечении пары (более, может статься) столетий от выхода параболы к точке апогея, чудище, казавшееся побеждённым, издохшим, оказывается всё ещё живо. Из болота, к которому приходят каяться убийцы, всё ещё слышно зловонное дыхание многоголовой Гидры.**
Скажут: сыскал дурак злодеев! всего-то – книжные черви, буквоеды, словоблуды, кому нужны эти казуистины мелкопогонным тиражом...
И так верно. Но верно и то, что зло не с дубины начинается – с тихого слова, с полусловечка даже, со вздоха и слезы. Со-страдательно начинается. С той или иной степени глубины поражения заботой о «народе». После уже обустраивается оно в камне идеи, и уж совершенно потом – вываливается к пастве во всей своей чудовищно «справедливой» красе.
Всё это было в истории – для нас, всё это – для нас – есть в истории и в «текущей» жизни; при Пушкине это только зачиналось.
Пушкин, наверное, первым – в отечественной литературе и отечественной истории – попытался об этом сказать. О непреходящей социальной несправедливости и лукавом отображении таковой в исканиях «справедливого» обустройства человеков, идеалом чего, известно, выставляется «Золотой век», сокрывшийся в темнотах исторического прошлого и чаемый к обретению в лучах исторического будущего.
Пребывающий «везде» и «нигде».
***
Хорошо, что всё это так хорошо, но…
Но что же с «биографией» народившегося «покойным» Ивана Петровича Белкина? Кто же он таков, сей доморощенный архивариус, тихий офицерик, помещик-обыватель, мышь без поступи поступка, гусь полулапчатый, непрыткий муравей, бездарный и нелепый фантазёр?
Есть биография. Ей-ей – есть. «Внутренняя история» – есть.
Её просто прочесть надо. Надо попробовать сыскать в себе дерзость взойти по Пушкинской параболе.


* Как не вспомнить уморительный «День радио».
**См.: мифы Древней Греции. Лернейская Гидра. Лернейское болото.
Tags: особый путь
Subscribe

  • ЗеЛёНЫЙ ЛИК

    Дамоспода не мои, сколько мне известно, всякий отъезжающий в дальние и недальние края должен по себе хоть что-нибудь да оставить. Я оставлю две вещи,…

  • СеКУН-МАиОР

    Как всё-таки хорош, как изобретателен «носитель» русского языка! Смотрите-ка… 1. «Алексей Орлов уже в Ропшу приехал…

  • МАШКеРАД?

    Или «коня на скаку остановит»? «Служба в гвардии при Екатерине была самая лёгкая, офицеры, стоявшие на карауле, одевались в…

Comments for this post were disabled by the author