likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

Category:

ПРыТЧе ПРиТЧи

Парабола (parabole), для греков, как известно, означает «сравнение, сопоставление, подобие, приближение», им пользуются не только в математике и геометрии, но в литературном ремесле – определяют жанр произведения, иносказательного, поучающего, скроенного по особой форме, в котором повествователь движет идею свою из чего-то как бы отвлечонного к насущному и животрепещущему, а совершив этаким манером пространственный маневр, возвращается, «окольцовывая» текст, к изначальной отвлечонности, открывающейся вдруг в истинном, ошарашивающем читателя свете.
Это и есть притча, или нечто «притчеобразное». Притчи Христа – из лучших образцов такого рода художества.*
Но если в «чистой» притче исход в точке катарсиса практически однозначен, то в «чистой» параболе – зачастую гадателен, с простором для изощрившегося в искусстве трактований ума.
Примерно так обстоит дело. «Своими словами».
Но в Септуагинте, по уверениям иных знатоков, «парабола» использована и в значении «загадка» (и близко к сему – «басня»). То есть, хочу я сказать, выходит, что и на вершине Притчи одномерность мнима, процесс отгадывания требует перебора возможных вариантов ответа, трактовки в исканиях тайного смысла как приближения если не к идеалу, то хотя бы к подобию – через игру сравнений и сопоставлений; и здесь именно игра (я не оговорился на клавиации) – игра ума.
Не случайно иные философствователи принимали параболу в качестве «одной из лучших форм» для раскрытия некоторых идей, а загадочники вроде Кафки (имеются в виду Оруэлл, Лем, Айтматов…) развернули её до полубезграничных пределов романа.
«Полубеспредельщики», одним словом.

В этой точке следует, верно, вспомнить коду «Пушкинской речи» Достоевского, а с тем и сетования Митеньки Карамазова о «страшно-много-тайнах» мiра сего, на исходе – предположить, что потенциальный прочитыватель долгоиграющей параболы примерно приготовлен к очередной попытке погружения в «Пушкина», или, прямее говоря, в бездонную впадину с топонимом «покойный Иван Петрович Белкин».
Ура дураку.
Что сказал народ?

Молчальники во славу Божию.
***
Продолжим-с.

*У Иоганна Вольфганга Гёте имеется «Книга парабол» (в «Западно-восточном диване», 1819-й год).
Tags: особый путь
Subscribe

  • САНХо ПАНсА, враг НАРОДа

    М i р ловил меня, но не поймал; ты сам лезешь м i ру в пасть, а он от тебя отплёвывается. Г.Сковорода Свободы нет, есть…

  • САНХо ПАНсА, враг НАРОДа

    Жизнь... подобна игрищам: иные приходят на них состязаться, иные – торговать, а самые лучшие приходят как зрители. Пифагор 9.…

  • САНХо ПАНсА, враг НАРОДа

    Свобода нужна не для блага народа, а для развлечения. Б.Шоу … у Достоевского люди не едят, чтобы говорить о Боге, у Чехова…

Comments for this post were disabled by the author