?

Log in

No account? Create an account
отРИЦаТЕЛЬНая КРИВиЗНА - Олег Ликушин

> Recent Entries
> Archive
> Friends
> Profile
> My Website

Links
«День Нищих»
блог «Два Света»
Формула (фантастическая повесть)
Ликушин today
«Тот берег»

December 21st, 2018


Previous Entry Share Next Entry
11:01 am - отРИЦаТЕЛЬНая КРИВиЗНА
что пишет он в своем свитке?
может быть так, что он пишет историю мира, наши истории,
царапает чертежи, угловатыми знаками чертит формулы,
или огненным стилосом подписывает приговоры.

morgeyna
Продолжу.
***
Не трудно понять и даже принять, отчего Иван Ильин демонизировал «город»: ну, в едва ли не тотально «земляной», крестьянской России кучка городских пролетариев, подзуживаемых и направляемых горсткой лихих проходимцев с «идеей», на раз свернула шею только народившейся буржуазной Республике – не «Царизму», Республике. Которая, вроде бы, вся – от и до – народная. Буржуазная, но – «народная». На Октябрьском перевороте Маркс с Энгельсом должны были из гробов восстать – до того свершившееся не вписывалось в их теорию. В теорию подавления «пустотой» «города и машины» превосходящей массы созерцателей «живой тайны природы», и в ней и через неё – «Бога». На полях замечу, что Толстовским пантеизмом отдаёт сей «Бог» (см.: «Война и мир»), но не в том (пока) суть.
Суть в том, что ярый антикоммунист, пассажир «философского парохода» Иван Ильин истово верил в успешность искания точки опоры к совершению «обратного переворота»; и не то что верил, а – веровал, потому свершившееся и очевидное представлялось ему абсурдным.
Не трудно понять и принять, для чего Иван Ильин сотворил «город» мёртвым, а «землю» живой: смерть только жизнью побеждаема.
Труднее – в этой как раз точке искания победительной «жизни» – понять мотив написания Ильиным «пышного адреса Гитлеру» (свидетельство И.Гессена); на берлинском дворе 1933-й год – понятно: Гитлер ещё только «наполовину» Гитлер; Гитлер – антикоммунист, значит – «враг моего врага»; Гитлер «художник власти», что ж – художнику многое простительно; но ведь Гитлер демократически избран, народом любим, «лучшими людьми» поддержан…
Труднее, и до невозможного трудно понять и принять факт работы Ильина в ведомстве Геббельса, до 38-го года. Книга Ильина «Я вглядываюсь в жизнь…» («Книга раздумий») первым изданием вышла как раз в 1938-м, в Берлине, на немецком языке, для немецкого читателя. В том числе – для членов НСДАП, идиллических пастушков из СД, СС и проч.
Не для штурмбанфюрера Штирлица же, в конце-то концов.
И то: «Германцам удалось выйти из демократического тупика… То, что совершается, есть великое социальное переслоение; но не имущественное, а государственно-политическое и культурно-водительское… Ведущий слой обновляется последовательно и радикально… По признаку нового умонастроения… Удаляются те, кому явно неприемлем “новый дух”… Этот дух составляет как бы субстанцию всего движения; у всякого искреннего национал-социалиста он горит в сердце, напрягает его мускулы, звучит в его словах и сверкает в глазахНесправедливое очернение и оклеветание его мешает верному пониманию, грешит против истины и вредит всему человечеству» [Выделил. – О.Л.].
Моих способностей к эстетическим утончениям на эдакое катастрофически не достаёт…
Отрину. Вернусь «на землю». Продолжу попытку рассудить и прикончить.
… Итак, земля. Землёю все мы живы, в земле все мы мертвы. Русские – русской землёй и в русской земле, немцы – немецкой и в немецкой. Или, по нехватке земли немецкой – ещё и… Бюргеры немецких городов, обеими руками – за.
Далее, о земле и упокоившихся в ней, кто где, всё известно.
Именно – бюргеры, бюргеры и пролетарии, и весь народ и «лучшие люди» Германии 33-го и 38-го года, которые – точно! – не «животворящая земля», но «мертвящий город», прежде всего – «город», огромный город с его колоссальной, работающей лучше швейцарского хронометра промышленной машиной. Город, который «освобождает [человека] для хаоса разрушения» (Ильин).
Да и вся «страна святых чудес», против России, прежде всего и по сути – «город», чортов «град на холме», битком набитый «освобождёнными» сверхчеловеками.
По сути, это отражение Necropolis-а, Города мёртвых, известного как место сотворения «Философических писем» Петра Чаадаева, каковое не столько, наверное, Санкт-Петербург, сколько вся Россия, вся «земляная» Россия, которой тогда было ой как далеко до полноты «пустотной городизации».
«Град живых», для Чаадаева – там, в «стране святых чудес», в Европе. Он, собственно, вся эта страна и есть. А родная земля – «мёртвая» и «мёртвыми душами» заселена.
Перевёртыши.
Пушкин с Чаадаевым категорически не согласился. Для Достоевского Россия представлялась «почвой», дышащей живой жизнью, а Европа – агонизирующим чудовищем; его Иван Карамазов ещё болел «чаадаевщиной», но обещано было выздоровление.
И тут, при мировом разгуле «бесовщины», продолжатель дела «русскоидейцев» Иван Ильин пишет и издаёт в городе мёртвой головы, на языке обитателей Necropolis-а, книжку о живительной силе земли и «розлитого» по ней «Бога».
Что это? Не знаю, дамоспода. Поищите ответа в Ильине. Его издают, и душевно, и духовно, и святочно раскрашенным, в числе прочих – средствами и силами структур Русской Церкви: религиозный философ…
Не по-ни-ма-ю.
Когда действующий президент Второй буржуазной республики цитирует Ильина – понимаю. Цитаты из Ильина от премьер-министра и министра иностранных дел – дурно, но понимаю: всё это техника и технология. Ничего личного. Эпизоды задушевных бесед с «нолём в неопределённом уравнении» (см.: «Братья Карамазовы»). «Бессмертный полк», говорите?.. Вечный огонь, говорите?.. Минута молчания?..
В политике всегда приходится чем-то жертвовать, и этическое лучше прочего подходит на эту роль. Этическое прежде всего несут на окровавленные алтари сиюминутных интересов.
Политика – дело грязное. Но ведь не философия?..
«Белая идея» и «коричневая чума» не одно и то же, «даже» в политике…
Ильин: «Фашизм не дает нам новой идеи, но лишь новые попытки по-своему осуществить эту христианскую, русскую, национальную идею применительно к своим условиям».
Подобного рода максим люди власти, разумеется, бегут в цитациях. Но ведь Ильин целен, его «земляного Бога» невозможно насепарировать из «искренней» национал-социалистской жижи. Без лжи и двоедушия – невозможно. Без некоего интереса – «национального, русского, христианского».
И это – понятно. Противно и понятно. Детали стоит опустить.
Но когда Ильина цитирует Патриарх…
Ему-то для какой нужды? Святых мало? Писание иссякло?..
В умишко не вмещается.
***
Увы, таковы зеркала русской мысли и русской жизни, в той части их кривизны, которую пришлось здесь – по случаю – выставить.
***
Тайну открою: страшные люди – ангажированные философы и косноголовые писатели, но куда страшнее начитанные дураки, читатели-дурака-валятели. Вроде меня.
Иван Ильин, в «Книге раздумий»: «Каждый писатель мечтает порою о своем читателе – каков он и как ему надо читать, чтобы верно и полно понять написанное… Ибо настоящий читатель обещает ему желанное счастье духовной “встречи”…»
Сердешно. Патошно. С сусалинкой. Но неужто не слышится дикая, балаганная фальшь русскому уху?..  
Драсьте вам, мечтаемые.

 


> Go to Top
LiveJournal.com