October 18th, 2020

likushin

сиРИНнЫЙ БУБийЦА

Пётр Мамонов: «С тех пор, как я стал жить в деревне, я там часто бываю один. Как говорит мой любимый святой Исаак Сирин, одиночество собирает душу. И волей-неволей начинаешь думать о каких-то главных вещах. Наверное, самое главное – это наше рождение и наша смерть. Между ними – наша жизнь. Ничего важнее нашего рождения и нашей смерти нет… Николай Васильевич Гоголь говорил, что общество состоит из единиц. Какие будем мы, такая будет и вся страна… Добро очень привлекательно. Это высший кайф! Давайте в эту сторону грести… И жизнь начнёт меняться… Видите ли, Богу не важен результат. Ему важен вектор. Куда мы устремлены?»
Я не такой уж оптимист, сравнительно с чудесатым (ей-ей) г-ном Мамоновым, однако в самом важном по его определению не имею возможности не согласиться. Более того – убеждён в необходимости своевременного обучения подрастающих «курсу» столь высокой значимости.
Collapse )
likushin

СТРаНа обНуЛиЯ

В «Царьграде»: «Перепончатокрылая ленинская фраза "Социализм – это учёт" показала, куда ведёт человечество "ленинский курс". Безумная, маниакальная идея поставить под контроль все аспекты общественной жизни – от экономических результатов и социальных проблем до уровня трудового энтузиазма (вроде контроля над перевыполнением плана) – обернулась химерой "советской пятилетки", которая к 70-м годам XX века превратилась в планирование перевыполнения плана (который можно было постфактум скорректировать, то есть понизить показатели, чтобы к отчётному сроку превратить "невыполнение" хотя бы в недоперевыполнение – такое слово, кстати, тоже было). Знаменитая "красная цифровизация" обеспечила полную победу отчётности над жизнью. Продуктом этой победы стал дефицит, а символом – слова Александра Твардовского: "Обозначено в меню, а в натуре нету". Лукавая цифра докладывала о постоянном "росте благосостояния советского народа", а в магазинах периодически пропадали не только мясо и сыр, но и туалетная бумага, репчатый лук, сгущённое молоко и книги классических русских писателей. В конце концов обожествление учёта свелось к полной утрате контроля над советской экономикой и крушению советской власти… Введение ЕГЭ в течение нескольких лет разрушило учёбу школьников в выпускном классе: весь год отныне был посвящён цифровому натаскиванию в сдаче тестов (с практически полным отказом от "лампового" – человеческого и традиционного – образования и воспитания). Болонский процесс в высшем образовании не помог адаптировать документы о высшем образовании к европейским и мировым стандартам, а принялся рушить нашу высшую школу, возводя на её месте картонные муляжи бакалавриатов и магистратур. Унификация высшего образования в рамках модульной системы (так называемые образовательные кре́диты – они же "зачётные единицы Карнеги") вышла далеко за рамки механизма обеспечения сопоставимости результатов учебного процесса: она понемногу свела всё университетское многообразие к взаимозаменяемым галочкам в итоговых таблицах. Теперь ничто уже не могло сдержать высшую школу от движения по любимому пути Германа Грефа – от "лишних знаний" и развития "мозговой мускулатуры" творцов и думающих людей к KPI эффективных менеджеров и успешных потребителей… Враньё – и этому учит нас подлинная наука о цифрах, арифметика: миллион, умноженный на ноль, это всего лишь ноль. Поэтому "глубинная цифровизация" – это обнуление человека и всего, что с ним связано».
Collapse )
likushin

БЫЛиМёТ

Сегодня весь день, с ночи – снег с дождём: выходной, полубанный. Перебежками перечитываю некогда усвоенное и со временем полузабытое.
Перечитываю из одной долгой своей мысли. Сравниваю. Анализирую. Натыкаюсь на любопытные детальки.
Collapse )