?

Log in

No account? Create an account
На «ПЕтЛИЧНЫХ» поЛЯХ - Олег Ликушин

> Recent Entries
> Archive
> Friends
> Profile
> My Website

Links
«День Нищих»
блог «Два Света»
Формула (фантастическая повесть)
Ликушин today
«Тот берег»

December 12th, 2017


Previous Entry Share Next Entry
03:43 pm - На «ПЕтЛИЧНЫХ» поЛЯХ
… в «БонбоньЕркИНЫХ» дебрях.
***
Н.Карамзин, статья «О любви к Отечеству и народной гордости» (опубликована в 1802 году, в «Вестнике Европы»):
«До сего времени Россия беспрестанно возвышалась как в политическом, так и в моральном смысле. Можно сказать, что Европа год от году нас более уважает, - и мы еще в средине нашего славного течения! Наблюдатель везде видит новые отрасли и развития; видит много плодов, но еще более цвета. Символ наш есть пылкий юноша: сердце его, полное жизни, любит деятельность; девиз его есть: труды и надежда! – Победы очистили нам путь ко благоденствию; слава есть право на счастие».
«Пылкий юноша» с девизом «труды и надежда» – это, разумеется, Александр I. Год всего минул с того дня, когда заговорщиками (не без ведома Александра) был убит его отец, Император Павел, год – с фразы графа Палена, произнесённой на французском: «Полно ребячиться, ступайте царствовать, Государь!»
Большинству читавших Карамзинские строки по свежеотпечатанному замечательно хорошо известно, что если о «беспрестанном возвышении России» в политическом смысле ещё можно говорить (ну, хотя бы потому, что, начиная с 1741 года, когда в результате дворцового переворота воцарилась Елизавета Петровна, в Империи беспрестанно возвышается политическая роль гвардии, а значит и дворянства, в первую голову – аристократической его верхушки), то о моральном возвышении, на череде-то цареубийств и всего прочего, очевидно аморального, лучше не заикаться.
Но ведь «заикаются»! И кто – историк Карамзин, судия, по определению, бесстрастный и справедливый, называющий – в силу специфики своих занятий – благое благим, подлое – подлым, и никак не наоборот.
А всё отчего? Да вот же: «есть надежда», есть «путь к благоденствию», есть «право на счастие»…
Есть, наконец, «пылкий юноша», любящий деятельность. «Новый человек»!
Наивность или… пропаганда в агитке?
(Из будки суфлёра доносится – позднейшее, Пушкина, об этом же герое:
Властитель слабый и лукавый, // Плешивый щеголь, враг труда…)
Надежды не оправдались. Вполне – не оправдались. Но на этой – выше высшего – высоте не вполне оправдавшиеся надежды суть совершенная катастрофа. «Всё или ничего» – только и именно этот принцип царствует на подобных высотах. Малейшее несовершенство, точечная каверна – и рушится всё здание. Идеал не терпит помарок, и оттого лишь, что помарки непереносимы для идеалостроителей: эстетическое чувство нудит.
***
Минуло почти три десятка лет, смерть некогда «нового человека», «человека-надежды» обернулась очередной, на сей раз неудавшейся попыткой вошедшего в традицию возвышения политической роли «России» как гвардии, как аристократии, как дворянства, и вот Чаадаев – бесспорно моральный авторитет своего времени, внук историка (князя М.Щербатова), совершенный сирота, герой войны и постоянный некогда собеседник историка Карамзина, философ! – выражает, по сути, всё ту же, успевшую подзабыться, Карамзинскую, 1802 года надежду: «У меня слезы выступают на глазах, когда я всматриваюсь в великий распад старого [общ<ества>], моего старого общества. <…> Но смутное предчувствие говорит мне, что скоро появится человек, который принесет нам истину веков. Может быть, вначале это будет некоторым подобием политической религии, проповедуемой в настоящее время Сен-Симоном в Париже…»
Надежду на «явление нового Христа», по комментарию Ю.Лотмана.
Мессия – буквально: помазанник, духовный лидер и царь (машиах в иудействе, Христос в христианстве); но «политический Христос» – это, скорее, Мессия иудеев: «И перекуют все народы мечи свои на орала и копья свои – на серпы; не поднимет меча народ на народ, и не будут больше учиться воевать…» (Ис. 2:4).
«Золотой век» человечества. Или хотя бы части его. «Ста сорока четырёх тысяч».
Но «мир, благоденствие, гармония и счастие» – это ведь суть чаяний Карамзина «образца 1802 года». Чаяний, в которых здание государства-храма с «золотым сечением» в гармонической пропорции поставлено на песке полуправды, полулжи. На оправдании убийства «негодных» помазанников, по тому же, если в корень глядеть, образцу, что в Евангельской сцене с криками избранной толпы: «Распни его!»
На «моральном возвышении» с аморального старта.
Прешло ли сие? В известном смысле – конечно; в «неизвестном», по моему мнению – нет: непреходяще. Больше – передаваемо «через время, через расстоянья», от поколения к поколению, из рода в род, самопереходящим знаменем.
***
К чему я это? А вот попробовать вообразить себя – себя нелюбимого! – исполненным истовой надежды на скорый приход «нового человека», или так – Нового Человека с прописью… не-по-карамзински – по-чаадаевски, до горючей слезы! И в ту же самую минуту, как-нибудь по-пушкински извернувшись, глянуть на себя со стороны, увидеть себя «историком» и «философом», «сыном честных и благородных родителей» и круглым притом сиротой…
Не тронуться умом при этаких-то данностях – большая досада, как раз на парафраз:
Нет, дай мне, Бог, сойти с ума; / К чему мне посох и сума? / К чему мне труд и глад! / Ты знаешь – разумом моим / Не дорожу я так чтоб с ним / Расстаться был не рад…
(Замечу – оригинал стихотворения, сколько помню, точной датировки не имеет; обычно называют временной промежуток между 1830-м и 1835 годом. Я – скромнейше – выбираю «болдинский» и «белкинский» 1830-й.)

Да вот беда: сойди с ума,
И страшен будешь как чума,
Как раз тебя запрут,
Посадят на цепь дурака
И сквозь решетку как зверка
Дразнить тебя придут.

Что ж, вилькоммен, майне дамен унд херрен!

 


> Go to Top
LiveJournal.com