April 11th, 2011

likushin

СИМВОЛъ

Нет выше символа, когда еврей напишет:

«Мы, русские», - без масок и гримас,

Когда подымет «я» своё до «нас».

Прочтёшь – замри: из строчки Ангел дышит.

likushin

Как ПЕЛЕВИН ТОЛСТОГО ПЕРЕФРАЗИРОВАЛ

Лев Толстой, на частном письме, в 1909-м: «Материя есть для меня произведение нашего сознания; не будь сознания, воспринимающего данные наших чувств: осязания, зрения, слуха, обоняния, вкуса, не могло бы быть и никакого представления о материальном мире. Так что материальный мир, кажущийся нам столь несомненно существующим, между тем существует только потому, что существует наше сознание, воспринимающее данные чувства. И потому основное начало всего есть сознание, а никак не материя.

То, что мы перестаем видеть проявление этого сознания на умерших, не может доказывать его уничтожения, как превращение проявления сознания человека во время сна никак не доказывает уничтожения сознания этого человека. Наблюдая явление смерти подобных нам существ, мы видим только то, что в умершем существе прекратилась устанавливающаяся через внешние чувства связь сознания с материальным миром, тогда как в нас, в живых, связь эта с вещественным миром продолжает существовать». - А.Б. Гольденвейзер. Вблизи Толстого. М., 2002. С. 220.

 

Collapse )

 

likushin

ДУМ-ДУМ

Прочитываю у известного филолога, вдруг решившего «похудожествовать»: «Солдаты грелись у горящих костров»1 [Выделил. - Л.].

Резонный вопрос: как можно греться у не-горящих костров (дело – 14 декабря)? Можно греться у «дымящих» костров, но у «горящих» греться – парадокс – категорически запрещено; «горящих» в конструкции лишнее, и допустимо в тексте филолухического мальчишки-первокурсника, а не «выдающегося историка русской литературы», изданного под шапкой «Классики отечественной филологии».

Должно быть: Солдаты грелись у костров.

Народы, будьте бдительны: на слове можно погореть; слово отзывается небрежности если не в лоб наповал, то рикошетом, по касательной: входное отверстие с копеечку, на выходе мясное крошево.

Как это – в песне: «А первая пуля, а первая пуля, а первая пу-у-уля ранила меня...»

Кстати, Пелагея «вполне себе ничего» этот стандарт делает, с душой.

 

1 В.Э. Вацуро. «Северные Цветы». История альманаха Дельвига – Пушкина // В.Э. Вацуро. Избранные труды. М., 2004. С. 52.

likushin

«РУССКий ЗНАК»

Прочитываю: «“В Европе все подкопано, начинено порохом и ждет только первой искры”, - говорит Достоевский. “Огонь, начавшись с искры, не остановится, пока не сожжет всего”, - говорит Толстой. Это слово об искре, в котором так поразительно сходятся Л.Толстой и Достоевский, тайновидец плоти и тайновидец духа, не есть ли, по преимуществу, наше русское слово, наш русский знак?»1.

Вот, думаю, Мережковский начал трактат «Толстой и Достоевский» путешествуя по Италии, в 1895 году, первая публикация в «Мире искусства» первых двух частей трактата – 1900 год. Газета «Искра», орган партии тайновидца крови Ульянова-Ленина, вышла первым номером в декабре того же 1900-го, в Лейпциге. Так что, выходит, Ленин Мережковскую идею-то, с чаяньем немалым, вычитал и воплотил, высказал «русское слово», клепанул на бритые лбы «наш русский значок»?

 

1 Д.Мережковский. Л.Толстой и Достоевский. Жизнь и творчество / Д.Мережковский. Л.Толстой и Достоевский. Вечные спутники. М., 1995. С. 142.