May 15th, 2010

likushin

УБИЙЦА В РЯСЕ

Часть, из существенных, Осьмая: Хрусталь и Мокрое

3. Кана Монастырская, или Цитатник. Шестое лицо – на раз

 

Слепец, кто гордо носится с мечтами,

Кто ищет равных нам за облаками!

Стань твердо здесь...

Гёте. Фауст

...носится ли дух Божий вверху этой силы – и того не знаю.

Алёша Карамазов

 

Из словаря: «На офеньском языке “Кана Галилейская” – трактир». От офени (афени) до уголовщины руку протяни. Шаткая, вроде, этимология, да единственно верная, потому в потёмках «Каны Галилейской» – отцеубийство, множественное: отца физического, отца духовного, покушение на убийство Бога-Отца и Бога-Сына.

Виктор Гюго: «Святой Теренций, епископ города Порта, расположенного при впадении Тибра в море, пожелал, чтобы на его надгробной плите была вырезана такая же надпись, как у отцеубийц, надеясь, что все прохожие будут плевать на его могилу»*.

«И все же чудеса у гроба происходят, обращенные, однако, не ко всем, а к каждому, кто настоятельно и жизненно в них нуждается, и при этом может и желает видеть. Прежде всего это, конечно, чудо главы “Кана Галилейская”, открывающее Алеше видение вечного пира Христова и соделывающее его самого неколебимым воином Христовым» [Выделил. - Л.]**.

«Русские критики» страшно и страшно давно нуждаются в чудесах у гроба Достоевского и его последнего романа, зарытых в насмерть просмердевшую «русско-критическую» казуистину. Помыслить чудеса по желанию отцеубийцы, у которого на руках кровь ещё дымит, соделать его, отцеубийцу и, по замыслу второго, ненаписанного романа, цареубийцу, «неколебимым воином Христовым», это ведь завидно безоглядное чувство фантазии надо иметь; это как если бы из всех изданий, в т.ч. и переводных, «Легенды о св. Юлиане Милостивом» Гюстава Флобера сохранилось одно-единственное (положим, тургеневский перевод, помянутый в «Братьях» как «Легенда об Иоанне Милостивом»***), и в нём нетронутыми тлением остались только лишь начало и конец – кровавая юность героя и финал возносимого Христом на небеса перестрадавшего бездны святого и невозможно человеколюбивого старца: «скорый подвиг».

 

Collapse )