March 27th, 2010

likushin

УБИЙЦА В РЯСЕ

Часть, из существенных, Осьмая: Хрусталь и Мокрое

3. Кана Монастырская, или Цитатник. Альфа.

 

О, братья: человек, бацилла, тигр, гвоздика.

В. Брюсов

В мироздании нет места для зла.

Эпиктет

 

Ставень на окошке в горнице души: Ликушинская трунь по дамосподам «заведующим» и пренаивно слепенькое у преподобного Иустина (Поповича), догматикам елей. Горечь: святой может не уметь прочесть книжки. Чепуха. Бог знает, сужу, а жалко. Не ходи в литературу, великий святой во сиянии! Ходи кривенький и грешный, об темень и срам. Жалко... И всех их, в «русские критики» ушедших – святых и рядящихся «святыми» начётников, и глупо, и «зря» на свет-огонь потащившихся – жалко. Достоевский больше их, несоизмеримо, на него ходить особенная рука нужна.

Чужие книжки грешно жечь, свои – нужно: они и сгорят, а угольку на душе вечно тлеть. Так, кто пишет, спасаются. Так, по-другому не будет.

Иустин: «Любимый герой Достоевского, двадцатилетний христоустремлённый Алёша, очарованный христоликой личностью старца Зосимы...»*; «Алёша является воплощённым смирением»**; «Чудесное воплощение учения старца Зосимы – “херувим” Алёша, любовь которого всегда деятельна, который к пассивной любви не способен, которого через дикую бурю жизни ведёт Пресветлый Образ Христа»***.

Вдруг, он же: «Достоевский по праву может быть назван апокалиптическим именем Аваддон – царь бездн, который ключом духа своего отворил бездны ада, и пошёл дым, и почернели над человеком и солнце, и небо от дыма адского. Он проник в тайну сатаны глубже, чем кто-либо, проанализировал природу этого первого критика мироздания и причины его первого бунта против Бога и мира, Богом сотворённого и написал “Бунт” наимощнейший из тех, что мир видел»****.

 

Collapse )