March 13th, 2010

likushin

УБИЙЦА В РЯСЕ

Часть, из существенных, Осьмая: Хрусталь и Мокрое

2. Пред-Канье: Злая собака или сущая жидовка? V.

 

Учеников и вкривь и вкось

Вожу я за нос на авось -

И вижу всё ж, что не дано нам знанья.

Изныла грудь от жгучего страданья!

Гёте. Фауст

... с хвостом которые люди,

благороднее бесхвостых стерьвь.

А.Ремизов. Бова-королевич

 

Вышел из неба человек видом, без крыльев, корон и мечей, набряк во взоре, занял окоёмы – текущий, ставший и недосягаемый, шагнул в нутрь и в глубже, взвившись обернулся, переворошил всё и пережог, оставил подрагивать жолтый листок на робком черенке к несбываемому посреди иссякшего мозга – будто животрепещущий желток дрязгнувшего первояйца. В плечо толкнули, сзади, как мальчика – мягко, властно: беги, целуй руку, ступай да не медли.

Глаза поднял – Достоевский. Где я, кто я, зачем?!..

Розанов и Шестов – первая серьёзная неудача Достоевского. Один выписанный Достоевским Розанов мог спасти русский мир, а не спас – ерундой заболтался; православнейший Лейба Шестов – рассыпался из стекла-хрусталя духа в песок чужемыслия. Нет ничего в России важней и насущней песочной ерунды, куличиков, палехски игрушечных пирамидок, потому приходят одинаково разные в иссохлости своей искоз-долинины и невидимо, за оборотной стороной русского взгляда протениваются, заступают в мозг, и на тебе – набивным каблуком по сердцу: кергуду рахиль, жалко тебе мёртвого твоего, швайне кацап?

Как это – у Блока:

Так вонзай же, мой ангел вчерашний,

В сердце острый французский каблук.

Страшное осталось: человекоспасаем ли русский мир?

 

Collapse )