likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

Categories:

ИгРА в ГЕРОя,

Или как и где нашевсёлый Пушкин отступил от правды жизни, говоря проще – соврал (на мой взгляд, разумеется).
Совершенно незначительный, едва различимый для читателя персонаж – подполковник И.Л.П., тот самый, что рассказал Ивану Петровичу Белкину историю жизни и смерти отставного гусара Сильвио. Господин подполковник и есть рассказчик повести «Выстрел», Белкин в этом случае выступает в роли египетского писца «Девушкина» с оттопыренными ушами (весь внимание), с палочкой для письма и с папирусом на коленях. Когда я утверждаю, что г-н подполковник едва для читателя различим, это не ошибка и не преувеличение; многажды я убеждался в том, что читатель идентифицирует рассказывающего персонажа с транслирующим его рассказ автором «Повестей», то есть с Белкиным. Это известный приём: выставь то, что желаешь спрятать от чужих глаз на авансцену, и спрятанного не заметят.
Ну да это так – нотабенька на полях полевых записок, мельчайшая мелочь среди мелочей.
Теперь о другом.
Самое начало «Выстрела», ещё даже порох на полку не всыпан. Рассказчик вступает в дело:
«Мы стояли в местечке ***. Жизнь армейского офицера известна. Утром ученье, манеж; обед у полкового командира или в жидовском трактире; вечером пунш и карты. <…> Один только человек принадлежал нашему обществу, не будучи военным. Ему было около тридцати пяти лет, и мы за то почитали его стариком. Опытность давала ему перед нами многие преимущества…»
Из сего следует, что будущий подполковник-то наш был при знакомстве с Сильвио если не совершенным мальчишкой, то, как минимум, лет на десять-пятнадцать младше своего героя. Чин его, вероятно, не выше поручика.
Но при этом рассказчик уверяет, что со дня отъезда Сильвио из «местечка ***» к последнему выстрелу в его бретёрской истории прошло «несколько лет», в которые сам рассказчик вышел в отставку, а там объявляет, что «домашние обстоятельства принудили меня поселиться в бедной деревеньке Н** уезда». Вопрос: когда сей мальчишка успел выйти в подполковники, при том условии, что Отечественная война окончена, боевых действий нет, полк – обычный армейский, стоит не в столице, о сказочной протекции вряд ли возможно говорить? *

Как представляется, фокус чинопроизводства Пушкин устроил с одной целью – усилить эффект присутствия прообраза персонажа-протагониста в тексте, довести вероятие узнавания в одной из театральных масок главного лица своей повести – Ивана Липранди. Но какова жертва! Художественная правда, реализм, принесённые на алтарь ради некой (неопознанной) игры вокруг реального человека...
Для чего так, какова конечная цель Пушкина в этом случае – стоит поразмышлять досугами.

*К примеру: «молодой офицер» Томский из повести «Пиковая дама» в финале действа «произведен в ротмистры». Место действия – Санкт-Петербург.
Tags: интеллигенция, смыслы
Subscribe

  • ДОЛИНа ЦАРей

    В ком фанатизм способен на смиренье, На том печать избранья и служенья. Ап.Григорьев «Настоящая роскошь и…

  • выГоДцЫ

    Н.Чернышевский , «Что делать?»: « Человеком управляет только расчёт выгоды». На 1862 – 1863 годы, когда писался…

  • абСУРДоПеРеВОД

    Русские немцы о немцах немецких, о нравах, о… Из сети, случайное: «… ещё со школьной скамьи граждан учат строго соблюдать…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments