?

Log in

No account? Create an account
ДУРаК ДУМКоЙ - Олег Ликушин

> Recent Entries
> Archive
> Friends
> Profile
> My Website

Links
«День Нищих»
блог «Два Света»
Формула (фантастическая повесть)
Ликушин today
«Тот берег»

May 27th, 2014


Previous Entry Share Next Entry
07:16 pm - ДУРаК ДУМКоЙ
В рецензии известного г-на Архангельского на телесериал «Бесы» режиссёра Хотиненко, прочол: «сериал "Преступление и наказание", например, вернул дискуссию о том, раскаялся ли Раскольников или не раскаялся. Это и является достоевщинойв лучшем смысле слова». Рецензия, на мой взгляд, пустенькая, хотя «разгромная», и на том следует поставить точку – равно в деле сериала и рецензии. Есть другое дело, куда как интереснейшее, есть автор из тех редчайших редкостей в нынешних «русских критиках», кому и оспоривая иные из утверждений его хочется аплодировать. Имя автора – Ольга Меерсон.
Всякий раз с предвкушением удовольствия работы ума я открываю её работы. Вот и теперь, открыв альманах «Достоевский и мировая культура» за 2013 год, в первых же листах текста с названием «Авраам и Исаак – свидетели покаяния Раскольникова» прочитываю и рукоплещу:
«Вот как описана история раскаяния и внутреннего обращения Раскольникова в конце эпилога:
“День опять был ясный и теплый. Ранним утром, часов в шесть, он отправился на работу, на берег реки, где в сарае устроена была обжигательная печь для алебастра и где толкли его. Отправилось туда всего три работника. Один из арестантов взял конвойного и пошел с ним в крепость за каким-то инструментом; другой стал изготовлять дрова и накладывать их в печь. Раскольников вышел из сарая на самый берег, сел на складенные у сарая бревна и стал глядеть на широкую и пустынную реку. С высокого берега открывалась широкая окрестность. С дальнего другого берега открывалась широкая окрестность. С дальнего другого берега чуть слышно доносилась песня. Там, в облитой солнцем необозримой степи, чуть приметными точками чернелись кочевые юрты. Там была свобода и жили другие люди, совсем не похожие на здешних, там как бы самое время остановилось, точно не прошли еще века Авраама и стад его. Раскольников сидел, смотрел неподвижно, не отрываясь; мысль его переходила в грезы, в созерцание; он ни о чем не думал, но какая-то тоска волновала его и мучила.
Вдруг подле него очутилась Соня” (6; 421).
В  этом отрывке поражает обилие деталей, которые по видимости не могут иметь никакого символического значения. Конечно, можно считать, что это просто натуралистическая картинка из жизни арестантов. <…> Кажется, что для этих деталей нет мотивировки. <…> Такие подробности в сюжете приобретают осмысленность и символичность, только если оказывается, что они указывают на некую параллель, на прецедент, событийный, но главное – текстовый.
Только один подтекст дает осмысление всем этим деталям. Этот интертекст-прецедент библейский, и притом очень знаменитый.
Бытие, гл. 22:
“И было, после сих происшествий Бог искушал Авраама и сказал ему: Авраам! Он сказал: вот я. Бог сказал: возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака; и пойди в землю Мориа и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе. Авраам встал рано утром, оседлал осла своего, взял с собою двоих из отроков своих и Исаака, сына своего; наколол дров для всесожжения, и встав пошел на место, о котором сказал ему Бог. На третий день Авраам возвел очи свои, и увидел то место издалека. И сказал Авраам отрокам своим: останьтесь вы здесь с ослом, а я и сын пойдем туда и поклонимся, и возвратимся к вам. И взял Авраам дрова для всесожжения, и возложил на Исаака, сына своего; взял в руки огонь и нож, и пошли оба вместе. И начал Исаак говорить Аврааму, отцу своему, и сказал: отец мой! Он отвечал: вот я, сын мой. Он сказал: вот огонь и дрова, где же агнец для всесожжения? Авраам сказал: Бог усмотрит Себе агнца для всесожжения, сын мой. И шли далее оба вместе. И пришли на место, о котором сказал ему Бог; и устроил там Авраам жертвенник, разложил дрова и, связав сына своего Исаака, положил его на жертвенник поверх дров. И простер Авраам руку свою и взял нож, чтобы заколоть сына своего. Но Ангел Господень воззвал к нему с неба и сказал: Авраам! Авраам! Он сказал: вот я. Ангел сказал: не поднимай руки твоей на отрока и не делай над ним ничего, ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога и не пожалел сына твоего, единственного твоего, для Меня. И возвел Авраам очи свои и увидел: и вот, позади овен, запутавшийся в чаще рогами своими. Авраам пошел, взял овна и принес его во всесожжение вместо сына своего” (Быт. 22: 1-13)».*
Любопытнейше ведь, а!
Г-жа Меерсон делает вывод: «… у писателя на слуху то, что он читает, и мы можем услышать то, что у него на слуху, особенно когда это услышанное сказано на несколько странном – а потому маркированном – языке. Достоевский был первым русским писателем, который знал Библию не только по-славянски или не только в церковнославянском литургическом контексте, а по-русски, в синодальном переводе, и по-русски он ее именно читал, а не просто слышал в церкви. Кроме хронологии истории переводов Библии в России, этому есть и интересные текстуальные доказательства: он уже использует выражения из синодального перевода, немного искусственного по языку, как скрытые цитаты, причем именно синтаксические и морфологические».**
И далее, и точно в ответ недоумению г-на Архангельского: «Но если Раскольников оказывается в положении Исаака, то уникально и беспрецедентно для него самого и для его “идеи” здесь то, что он впервые оказывается в положении предполагаемой жертвы, а не того, кто готов приносить в жертву другого. <…> Именно поэтому этот загадочный момент становится моментом его настоящего обращения, отвращения от его преступления, а потому – искреннего раскаяния и освобождения от его идеи – так, как только и можно освободиться от наваждения, - не логическими выводами, а непосредственным опытным переживанием».***
Что до меня грешного, то мне это «прозрение» г-жи Меерсон интересно тем, что три года ещё тому, трубя каторгу «Убийцы в рясе», я отыскал и открыл в «Братьях Карамазовых» места, где Достоевский возвратился к однажды использованному в «Преступлении и наказании» приёму – скрытому цитированию, именно синтаксическому и морфологическому. Места эти, среди прочих – «Из-Житие» старца Зосимы, фальшивая, псевдо-христианская, сектантская агиография сочинения Алёши Карамазова, где скрыто цитируется Книга Иова, а также (и это, пожалуй, главное) глава «Кана Галилейская», но текстовый прецедент к ней составляет вовсе не Евангелие, то есть не прямо Евангелие, как принято «думать», а «Гомилии» митрополита Филарета, прозванного современниками Филарет Благочестивый, основателя Оптиной пустыни. Подробностей делу сему множество, да не о них и речь.
Что до митрополита, то вот об его особе справочка – ради общего развития: «В 1821 году епископ Филарет пригласил из Рославльских скитов Смоленской губернии братьев Путиловых, Моисея и Антония, подвизавшихся под руководством учеников старца Паисия Величковского. Они и положили начало скиту. <...> Первым начальником скита был отец Моисей, а когда он был назначен настоятелем Оптиной пустыни, его место занял отец Антоний. Время управления Оптиной пустынью отцом Моисеем было периодом ее наибольшего расцвета как в духовном, так и в хозяйственном отношении. Все, что делалось в Оптиной пустыни до него, имело характер лишь подготовительной работы, а все, что делалось после него, было лишь поддержанием и продолжением его дела».****
Ну, можно считать, что и о дурачке Ликушине  кто-нибудь когда-нибудь плюхнет в клаву подобным: «все, что делалось после него, было лишь поддержанием и продолжением его дела…» Неплохо ведь получается, а! Почти как у многочтимой и многоумной (без тени иронии, разумеется) г-жи Меерсон. Н-да-с… И заголовок может быть хороший: дурак думкой (богатеет)…

* О.Меерсон. Авраам и Исаак – свидетели покаяния Раскольникова // Достоевский и мировая культура. Альманах № 30 (2). СПб., 2013. С. 14-15, 16.
** Там же. С. 17.
*** Там же. С. 18-19.
**** Филарет Благочестивый. Жизнеописание святителя Филарета (Амфитеатрова), митрополита Киевского... // Беседы на Святое Евангелие Митрополита Киевского Филарета (Амфитеатрова). М., 1998. С. 525.

(10 comments | Leave a comment)

Comments:


[User Picture]
From:znichk_a
Date:May 27th, 2014 03:52 pm (UTC)
(Link)
Мы многого не знаем о том, что называется "исторический контекст" в самом широком смысле слова. О чем думал, что читал Достоевский и в каком переводе, и что выразилось в, на первый взгляд, незначительных текстах-ассоциациях, которые современникам казались очевидными... браво Меерсон и Ликушину, реставраторам, через столько лет увидевших этот палимпсест во всей невыскобленной временем красе)
Примерно такое же, только по-другому эмоционально окрашенное, чувство восстановленной истины возникает, например, при сравнении знаменитых "возрожденческих" фресок костромских и ярославских мастеров с Библией Пискатора.
[User Picture]
From:likushin
Date:May 27th, 2014 04:29 pm (UTC)
(Link)
Расшаркался и полез искать Библию Пискатора: темнота кулемастая!
[User Picture]
From:likushin
Date:May 27th, 2014 04:31 pm (UTC)
(Link)
Всё - сыскал и тут же вспомнил замечательний шедевр. Темнота темнотой, а не щи лаптем. )
[User Picture]
From:znichk_a
Date:May 27th, 2014 05:55 pm (UTC)
(Link)
Я ж не иезуит какой, знала, что вспомнишь)
[User Picture]
From:12_eylul
Date:May 27th, 2014 04:04 pm (UTC)
(Link)
А я вот завсегда вам славу пою)
[User Picture]
From:likushin
Date:May 27th, 2014 04:32 pm (UTC)
(Link)
Я ж дурак, к тому же природный. Могу с перепугу под лавку залезть. )
[User Picture]
From:vladimir_chub
Date:May 27th, 2014 07:30 pm (UTC)
(Link)
А как вам хотиненковские "Бесы"? Мне показалось забавным, что Ставрогин у него стал собирателем бабочек (привет Набокову).
[User Picture]
From:likushin
Date:May 28th, 2014 04:11 am (UTC)
(Link)
Мне многое показалось забавным, например, что губернатора понизили в градоначальники, а для чего, с какой целью - непонятно; нарочитая театральность постановки забавляет, мякина Костолевский, кухарка, а не генеральша Ставрогина, пляска в свином загоне из репертуара какой-нибудь провинциальной Таганки...
Но отдельные лица очень хороши. Петр Верховенский хорош (вне идиотской пляски), Кириллов хорош, Шатов ... скорее хорош, а вот Шатова - дурна, взята напрокат с погорелого театра. Вообще, у меня подозрение, что всю эту дурную театральщину Хотиненке, вовсе не театральному режиссёру, как раз театральщик-перестроечник и режиссёр Погребничка (роль Тихона, и ни рыба ни мясо) навязал. Как это Погребничке удалось - Бог весть.
В общем и целом получилось что-то между "театром на досках" Кургиняна и сном пламенного политработника в исполнении сильно застрадавшего дурновкусием г-на Михалкова.
Так что, если чем не угодил, прошу извинить.
[User Picture]
From:vladimir_chub
Date:May 28th, 2014 05:17 pm (UTC)
(Link)
==Так что, если чем не угодил==

Ну, что вы! Наоборот, интересно было прочесть. Хотиненко из тех режиссёров, которые могут совершенно случайно создать удачный образ отдельного персонажа, если им повезёт подобрать подходящего актёра на роль, при этом рядом будут провальные персонажи в исполнении неудачно подобранных актёров. Мне тоже понравились Верховенский-младший и Кириллов, ещё понравился Виргинский - но не из-за актёрской игры, а из-за гротескных форм лица (про такие лица директор художественной школы, где я учился, говорил: "Костяк хороший"). И Ставрогина тут, действительно, кухарка, а не генеральша.
[User Picture]
From:likushin
Date:May 28th, 2014 05:35 pm (UTC)
(Link)
Что-то значит есть и на самом деле, если оценки, в общем-то, схожи.

> Go to Top
LiveJournal.com