likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

Categories:

ПАРаЛИЧ

Из разговора:
- Севилья, говоришь? Хе!
- Не злись. Все мы немного лошади... ну, в смысле – испанцы. Как Пушкин – у твоего любимого Достоевского, между прочим!
- Лошади? Много чести. Мулы-кастраты, ослы Санхо Пансы, мастью и нутром серые! И солнца над вами нет, а – чорная дыра в стенке, под портретиком на последнем гвозде... Кто на портретике-то, ась? «Пушкен»? «Толстоевский»? Не-ет – много чести! На портретике – «Я и Пушкен», «Я и Толстоевский», «Я и…» Хрен знает что в квадрате на ваших портретиках!..
На полях «Великого инквизитора»: «Петр I снял с исповеди печать неразглашения, которое до тех пор было в Русской православной церкви обязательным. Под тайной исповедью или печатью неразглашения подразумевалась обязанность духовника держать в тайне все, что ему доверялось во время сакраментального признания в грехе. Тем самым грешнику гарантировалась защита от общественности. Разработанный Феофаном Прокоповичем “Духовный регламент” 1721 г. санкционировал отмену тайны исповеди и обязал духовных лиц передавать всю возможную информацию, которая могла бы представлять интерес для царского дома. В это же время была установлена всеобщая обязанность покаяния; с 1717 г. духовные лица обязывались составлять списки (исповедные росписи) тех, кто не являлся на исповедь, и предоставлять такие росписи на подозрительных лиц. Списки должны были 1-го октября каждого года передаваться в консисторию.
Одиннадцатый пункт Духовного Регламента перечислял все проступки, о которых следовало докладывать, в том числе преступления против царя (государственная измена) и против церкви (ересь, в особенности – подозрение в расколе). Сюда входили: заговор против царя и его семьи, оскорбление чести царя, нападение на отечество, преступления против церкви и веры, а также чудотворство, основанное на суевериях и магии. Регламент не делал никакого различия между словесными, мысленными и содеянными грехами. Во всех подозрительных случаях не могло быть дано отпущение».*
«Подобные указания встречались и в прусском земельном праве 1794 г., где духовное лицо также должно было доносить о государственной измене, о которой сообщалось в исповеди».**
То есть пруссаки банально спёрли у «передовых» русских «исповедальный донос». И до сих пор немец «стучит» как по долгу чести. Перефразируя известное от Маяковского, - съязвлю: «Стучать всегда, стучать везде – вот долг и право немца. Стучать, и никаких гвоздей, стучать по зову сердца…»
А разговор что, чем разрешилось? Да что разговор, - был и нет.

* С. Зассе. Яд в ухо: Исповедь и признание в русской литературе. М., 2012.  С. 54-55.
** Там же. С. 55.
Tags: Вежливый инквизитор
Subscribe

  • выГоДцЫ

    Н.Чернышевский , «Что делать?»: « Человеком управляет только расчёт выгоды». На 1862 – 1863 годы, когда писался…

  • абСУРДоПеРеВОД

    Русские немцы о немцах немецких, о нравах, о… Из сети, случайное: «… ещё со школьной скамьи граждан учат строго соблюдать…

  • СиСТЕМа ХА

    Прочлось: «В рамках довольно интересного исследования делается предположение, что, как и Вселенная, наш мозг может быть запрограммирован…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments