?

Log in

No account? Create an account
Олег Ликушин

> Recent Entries
> Archive
> Friends
> Profile
> My Website

Links
«День Нищих»
блог «Два Света»
Формула (фантастическая повесть)
Ликушин today
«Тот берег»

March 30th, 2014


Previous Entry Share Flag Next Entry
10:14 am - ИСКуШеНиЕ АНТоНиЯ
Озаряя каменное изваяние святого Антония,
воздвигнутое как раз посредине двора у фонтана,
ясный месяц сияет среди облаков...
Э.Т.А. Гофман. Эликсиры сатаны
Июня 9-го 1879 года, Достоевский отсылает из Старой Руссы в редакцию журнала «Русский Вестник» главы V-VII книги пятой романа «Братья Карамазовы», в числе которых глава «Великий инквизитор». Июня 11-го он сетует, на письме к В.Пуцыковичу, что редакция поступает с ним «самым небрежным (от лени и инерции) образом», придирается к некоторым «идеям и положениям» романа, опасается, что к книге «Pro и contra» придирок будет больше прежнего, а деньги автору между тем отправляются без аккуратности.
Июня 30-го того же года выходит из печати очередной номер «Русского Вестника», где читатель не без изумления прочтёт:
«... Дети бросают пред ним цветы, поют и вопиют ему: “Осанна!” “Это он, это сам он, - повторяют все, - это должен быть он, это никто как он”. Он останавливается на паперти Севильского собора в ту самую минуту, когда во храм вносят с плачем детский открытый белый гробик: в нем семилетняя девочка, единственная дочь одного знатного гражданина. Мертвый ребенок лежит весь в цветах. “Он воскресит твое дитя”, - кричат из толпы плачущей матери. Вышедший навстречу гроба соборный патер смотрит в недоумении и хмурит брови. Но вот раздается вопль матери умершего ребенка. Она повергается к ногам его: “Если это ты, то воскреси дитя мое!” – восклицает она, простирая к нему руки. Процессия останавливается, гробик опускают на паперть к ногам его. Он глядит с состраданием, и уста его тихо и еще раз произносят: “Талифа куми”“и восста девица”. Девочка подымается в гробе, садится и смотрит, улыбаясь, удивленными раскрытыми глазками кругом. В руках ее букет белых роз, с которым она лежала в гробу. В народе смятение, крики, рыдания, и вот, в эту самую минуту, вдруг проходит мимо собора по площади сам кардинал великий инквизитор...» (227; 14).
Земным «отражением» Христа (не путать с «Христом не того сошествия») в романе выведен старец Зосима, известный многочисленными чудесами исцелений, опытами экзорцизма, и, в частности, тем, что поставил на ноги «обезноженную» девочку-подростка Лизу Хохлакову. И это не досужие выдумки, не сказка, но, в свою очередь, отражение в литературе чуть не обыденных (при всей их чудесности) явлений живой русской жизни, известных задолго до Достоевского, при нём и после...
Спустя 24 лета от явления мiру великой Поэмы, 27 августа 1903 года А.С. Петровский выведет на письме к Андрею Белому: «Сестра писала мне не так давно, что был у них еп<ископ> Антоний Волынский (родом Храповицкий) и занимался исцелениями. Напр<имер>, у одной глухонемой девочки он спрашивал, как ее зовут, и так настойчиво, что она принуждена была сказать свое имя. Другой девочке, у которой руки были сведены, велел перекреститься, что та и исполнила. Староверке с двумя больными детьми сказал, что дети страдают за грехи (ее?) и когда грехи простятся, то и дети выздоровеют. За ним теперь бегают толпы народа. То же делал и митрополит Филарет [Филарет (Дроздов) – 1782-1867. - Л.]. Владыку Антония (не митрополита) боятся в Синоде, потому что он уже не раз выказывал наклонность к неожиданностям и выходкам, а также один из немногих, чувствующих себя архиереем».*
Антоний Храповицкий оставит по себе труды разного содержания, и среди них можно отыскать нечто вполне «русско-критическое», именно о Достоевском, о его произведениях, о романе «Братья Карамазовы» в том числе. На мой взгляд, критики эти писания не выдерживают, иначе как «искушением Антония» их и не назовёшь: не архиерейское, не священноначальническое это дело – литературоведничать да философствовать. Но что все письмена в сравнению с тем, что человек сей дерзал сотворять, на какие «выходки» отваживался! Да ничто, если, конечно, это не письмена Достоевского.

* «Мой вечный спутник по жизни». Переписка Андрея Белого и А.С. Петровского: Хроника дружбы. М., 2007. С. 72.

(24 comments | Leave a comment)

Comments:


[User Picture]
From:likushin
Date:March 30th, 2014 01:44 pm (UTC)

Re: Смотри:

(Link)
Гоголь в 1832 году (по П.В. Анненкову): «... на обедах в складчину, где Гоголь сам приготовлял вареники, галушки и другие малороссийские блюда. Важнее других бывал складчинный обед в день его именин, 9 мая, к которому он обыкновенно уже одевался по-летнему, сам изобретая какой-то фантастический наряд. Он надевал обыкновенно ярко-пёстрый галстучек, взбивал высоко свой завитой кок, облекался в какой-то белый, чрезвычайно короткий и распашной сюртучок, с высокой талией и буфами на плечах, что делало его действительно похожим на петушка».
П.В. Анненков в апреле 1841 года, в Риме, о Гоголе: «В Риме <...> Гоголь вставал обыкновенно очень рано и тотчас принимался за работу. На письменном его бюро стоял уже графин с холодной водой из каскада Терни, и в промежутках работы он опорожнял его дочиста, а иногда и удвоивал порцию. Это была одна из подробностей того длинного процесса самолечения, которому он следовал всю свою жизнь. Он имел даже особенный взгляд на свой организм, и весьма серьёзно говорил, что устроен совсем иначе, чем другие люди, и, если не обманывает меня память, с каким-то извращённым желудком. <...> Гоголь довольно часто жаловался на особенное свойство болезненной своей природы – никогда не подвергаться испарине. “Я горю, но не потею”, - говорил он».

«Страшная месть»:
«Крест на могиле зашатался, и тихо поднялся из нее высохший мертвец. Борода до пояса; на пальцах когти длинные, еще длиннее самих пальцев. Тихо поднял он руки вверх. Лицо все задрожало у него и покривилось. Страшную муку, видно, терпел он. “Душно мне! душно!” – простонал он диким, нечеловечьим голосом. Голос его, будто нож, царапал сердце, и мертвец вдруг ушел под землю. Зашатался другой крест, и опять вышел мертвец, еще страшнее, еще выше прежнего; весь зарос, борода по колена и еще длиннее костяные когти. Еще диче закричал он: “Душно мне!” – и ушел под землю. Пошатнулся третий крест, поднялся третий мертвец. Казалось, одни только кости поднялись высоко над землею. Борода по самые пяты; пальцы с длинными когтями вонзились в землю. Страшно протянул он руки вверх, как будто хотел достать месяца, и закричал так, как будто кто-нибудь стал пилить его желтые кости... <...>
Все вдруг пропало, как будто не бывало».
[User Picture]
From:gaanaa
Date:March 30th, 2014 01:54 pm (UTC)

Re: Смотри:

(Link)
Если выбросить в произведениях Гоголя всю сюжетную линию и оставить только блуждающие размышления автора: о петухах, покосившейся березе и плюще, описания людей и мужиков, и пр. То только поэтому он гений и пионер в литературе.
Да и еще первый храбрец и самоцензор. Понять , что исписался и спалить графоманскую 2 часть "Мертвых душ", не всякий автор сможет.
За это его люблю , учу наизусть и прощаю ему макароны и бездетность.
[User Picture]
From:likushin
Date:March 30th, 2014 01:56 pm (UTC)

Re: Смотри:

(Link)
Здравствуй тыщу лет, добрый человек. :)
[User Picture]
From:gaanaa
Date:March 30th, 2014 02:03 pm (UTC)

Re: Смотри:

(Link)
:)

> Go to Top
LiveJournal.com