likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

Category:

«БОБОЧНЫЙ» продукт

Всевидящее Око

Завёл я себе, что любая книжка о Достоевском должна быть отыскана, приобретена и прочитана. В число книжек включил и ежегодные сборники – петербургский и новгородский. Петербургский носит название «Достоевский и мировая культура», что и казённо, и с претензией на масштаб если не имени, то деяния. Издаётся петербургский альманах Обществом Достоевского и литературно-мемориальным музеем его имени в Санкт-Петербурге. В прошлом, 2008-м году году вышел в свет 24 номер издания. Приобрёл и проштудировал.

Сразу: номер удался самым содержательно пустым за всю историю альманаха. Вроде оболочка есть, а ни мысли, ни хотя бы второй свежести взгляда.

 

Коротенько, очерком:

Касаткина бахтинится в печьбе (пальбе-гульбе) за полифонию с рукодельными «романными иконами»; Ветловская напала на мещанина из «Преступления и наказания», да и вытряхнула беднягу из поношенного халата; Степанян (редактор альманаха) съездил в Испанию и щедро поделился видами Севильи (красочно изложил на словах), придав видам видимость глубокомыслия о «Великом инквизиторе»; Тихомиров с помпой объявил, что отыскал развалины гостиницы “Александрия”, и эта “Александрия”, по принципу “со-думанья” с Достоевским, вовсе не “Александрия”, а “Адрианополь” из “Преступления и наказания”... Словом, всё в меру весело-скучно, для тиражика в тыщонку экземпляров мухоедливо, за край стакана не высовывающе (кроме «наших» никто эту лабуду читать не станет), деньги освоены, псица в отчётности проставлена, похоронить на пыльной полке и забыть.

Но имеется в этом мертвецки пресном альманахе непревзойдённой прелести перл, новинка – «Этюд в девяти письмах». Что такое? Это, прежде всего, подзаголовок: «Интернет-свидания Людмилы Сараскиной и Риты Клейман». (Первая почти известна, вторая – так себе.) Две приятных в отношениях друг с дружкой дамочки писали-писали друг дружке же в жилетки (не без взлётов интеллектуальной музо-поэзы насчёт «бабочек двадцать первого века», к которым однажды придёт «принц Мышкин» и что-то «им скажет», и «всё повторится»), отредактировали и снесли эпистолярий на продажу. И что же снеслось? Снеслось достаточно взаимообразных кукушечно-петушковостей (по известной басне), выстрадался подвуальный вздох по заживо погребённому Юрию Карякину, дежурное словцо о покойном Туниманове, лёгкий пинок всё той же Касаткиной, и – бла-бла-бла...

Это теперь называется – двигать науку. Это настолько уже не смешно, что не засмеяться просто невозможно. «Бобочный» продукт – одно слово! (Или – два?)

П-сы: Теперь-то мне доподлинно известно, кто убил двух Фёдоров – Павловича и Михайловича: «принц Мышкин», который бродит по «братским могилам» наукообразия, заводит там себе адюльтеррариум из «бабочек двадцать первого века», и «всё повторяется». Бедная Аглая! Несчастная Настасья Филипповна!

(Для справки: главным редактором пëрловой кашки выступил К.Степанян, составителями и ответственными редакторами – Н.Ашимбаева и Б.Тихомиров.)

 

И подпись на месте: Ликушин.

 

Tags: Достоевский, достоевсковедение, состояние
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments