likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

Categories:

СаНКЦиОНиЗМ

Среда заедает людей, вместе и порознь, нещадно, безостановочно, от понедельников до суббот и дальше по кругу, спасительная, как иные думают, среда:
«Для нас теперь ясно, что все зависит от обстоятельств, потому что и общественные привычки произошли в свою очередь также из обстоятельств. Вы вините человека, - всмотритесь прежде, он ли в том виноват, за что вы его вините, или виноваты обстоятельства и привычки общества, всмотритесь хорошенько, быть может, тут вовсе не вина его, а только беда его. Рассуждая о других, мы слишком склонны всякую беду считать виною, - в этом истинная беда для практической жизни, потому что вина и беда – вещи совершенно различные и требуют обращения с собою одна вовсе не такого, как другая. Вина вызывает порицание или даже наказание против лица. Беда требует помощи лицу через устранение обстоятельств более сильных, нежели его воля. Я знал одного портного, который раскаленным утюгом тыкал в зубы своим ученикам. Его, пожалуй, можно назвать виноватым, можно и наказать его; но зато не каждый портной тычет горячим утюгом в зубы, примеры такого неистовства очень редки. Но почти каждому мастеровому случается, выпивши в праздник, подраться – это уж не вина, а просто беда. Тут нужно не наказание отдельного лица, а изменение в условиях быта для целого сословия. Тем грустнее вредное смешивание вины и беды, что различить эти две вещи очень легко; один признак различия мы уже видели: вина – это редкость, это исключение из правила; беда – это эпидемия. Умышленный поджог – это вина; зато из миллионов людей находится один, который решается на такое дело. Есть другой признак, нужный для дополнения к первому. Беда обрушивается на том самом человеке, который исполняет условие, ведущее к беде; вина обрушивается на других, принося виноватому пользу. Этот последний признак чрезвычайно точен. Разбойник зарезал человека, чтобы ограбить его, и находит в том пользу себе, - это вина. Неосторожный охотник нечаянно ранил человека и сам первый мучается несчастием, которое сделал, - это уж не вина, а просто беда.
Признак верен, но если применять его с некоторой проницательностью, с внимательным разбором фактов, то окажется, что вины почти никогда не бывает на свете, а бывает только беда. Сейчас мы упомянули о разбойнике. Сладко ли ему жить? Если бы не особенные, очень тяжелые для него обстоятельства, взялся ли бы он за свое ремесло? Где вы найдете человека, которому приятнее было бы в мороз и в непогоду прятаться в берлогах и шататься по пустыням, часто терпеть голод и постоянно дрожать за свою спину, ожидающую плети, - которому это было бы приятнее, нежели комфортабельно курить сигару в спокойных креслах или играть в ералаш в Английском клубе, как делают порядочные люди?». - Н.Г. Чернышевский. Русский человек на Rendez-vous. Размышления по прочтении повести г.Тургенева «Ася» // Н.Г. Чернышевский. Письма без адреса. М., 1983. С. 102-103.
В приведённом рассуждении «подпольщика» и революционера Чернышевского теоретический «разбойник» оправдывается настигшей его «бедой», «тяжолыми обстоятельствами», следовательно – вины на нём нет, и «разбойник» вполне мог бы быть «приличным человеком», да вот «беда». Собственно, такая «беда» настигла кардинала Великого инквизитора, «беда» эта – та же «эпидемия», о которой говорит Чернышевский, только это эпидемия несчастья, несправедливости и, в высшем выражении последнего – неизбежности смерти, которыми человечество наказано «несправедливым» и «недобрым» Богом; и он, Инквизитор, сознавая беду и тем уже невиновность свою и человечества, пытается осилить, преодолеть эту самую «беду»: заключает союз с Сатаною и восстаёт на Бога – тайно, исподтишка (чем «нечаянно ранит» хоть как-то спасаемого человека). По Чернышевскому, Инквизитор всего лишь «несчастный», казнить которого никак нельзя, а нужно дать ему возможность «комфортабельно курить сигару в спокойных креслах или играть в ералаш в Английском клубе, как делают порядочные люди»: нет преступления – нет и наказания.
Точно по этой логике академик С. Хоружий возводит Таинственного посетителя воспоминаний Зосимы из убийц и разбойников в «праведные» и чуть не «святые». Да: «обстоятельства» сложились так, что Таинственный посетитель убил – зарезал отказавшую ему во взаимности женщину, а там свалил вину на «беспутного» слугу её; но: это «беда», а не вина Таинственного посетителя, который «сам первый мучается несчастием, которое сделал». Напомню, что в муке этой Таинственный посетитель признаётся в убийстве Зиновию-Зосиме и, пострекаемый последним, «обществу», однако в промежутке между двумя признаниями едва удерживается от соблазна самого Зиновия-Зосиму убить. Это вторая «беда» Таинственного посетителя, который, конечно, предпочол бы «комфортабельно курить сигару в спокойных креслах или играть в ералаш в Английском клубе, как делают порядочные люди», но – «обстоятельства».
Разумеется, для академика Хоружего преступление Таинственного посетителя есмь, но всего лишь как «было»: этот персонаж ведь сознался в содеянном – публично, «обществу», вроде бы как вышел на перекрёсток и поклонился народу в ноги, очень даже по-Раскольниковски; до этого он «искупал» «беду» свою щедрой и обширной благотворительностью, и тоже по Раскольникову, кстати говоря. «Общество» же, в свою очередь, простило и оправдало таившегося годы и годы убийцу, и даже священник на его похоронах произнёс нечто оправдательное в адрес покойного.
Беда же в том на самом-то деле, что в оправдании и «освящении» убийцы академик Хоружий старательно не замечает одного обстоятельства, важнейшего и главного, может быть, в Достоевском и его последнем романе, именно: публичное признание вины (или «беды») не тожественно церковному покаянию и отпущению греха, а следовательно – никоим образом не приводит убийцу к безгрешности и праведности. Ведь, было б так, как подводит дело многоумный академик, то и Великого инквизитора следовало бы, по его признанию «Христу не того сошествия», прямиком отправить в Рай, да в «ранге» святого!
И тут возникает нечто любопытное, нечто из нашей современности, вдруг как-то вонзившееся в души и сознания многих Православно верующих. Речь об известном профессоре Осипове и его толковании тотального будто бы всепрощения, а с тем, как выходит из профессоровой логики, и полной ликвидации такого учреждения как Ад, за полной его ненадобностью.
Ей-ей, но такого рода дерзание напоминает рейдерский захват «недвижимости» самого Сатаны. Ну, не великий ли подвиг? Памятник в студию, не меньше!
Беда же профессора и верующих «по нему» заключается, на мой взгляд, в том, что исходит-то он не из Евангелия Христова, а прямиком из «логических» казуистин атеиста и «подпольщика» Чернышевского.*  Но таков уж «крест» так называемого нашего «интеллигента»: «без санкции и смошенничать не решится, до того уж истину возлюбил» (84; 15).

* См. также о двурушнике Василье Розанове в главах «Высоты падения» и «Эпизодах» её.
Tags: Великий инквизитор
Subscribe

  • выГоДцЫ

    Н.Чернышевский , «Что делать?»: « Человеком управляет только расчёт выгоды». На 1862 – 1863 годы, когда писался…

  • абСУРДоПеРеВОД

    Русские немцы о немцах немецких, о нравах, о… Из сети, случайное: «… ещё со школьной скамьи граждан учат строго соблюдать…

  • СиСТЕМа ХА

    Прочлось: «В рамках довольно интересного исследования делается предположение, что, как и Вселенная, наш мозг может быть запрограммирован…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments

  • выГоДцЫ

    Н.Чернышевский , «Что делать?»: « Человеком управляет только расчёт выгоды». На 1862 – 1863 годы, когда писался…

  • абСУРДоПеРеВОД

    Русские немцы о немцах немецких, о нравах, о… Из сети, случайное: «… ещё со школьной скамьи граждан учат строго соблюдать…

  • СиСТЕМа ХА

    Прочлось: «В рамках довольно интересного исследования делается предположение, что, как и Вселенная, наш мозг может быть запрограммирован…