likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

ШоССе ЭНТуЗиАСТоВ

Если бы кому на ум взошло засесть в наши дни за новую версию «Катехизиса революционера» («слабого бунтовщика», в трактовке Достоевского), ему просто до зарезу необходимо держать на уме хорошо забытую русскую старину, в следующем её выражении:
«М.П. Бестужев-Рюмин писал: “Пестель был уважаем в обществе за необыкновенные способности, но недостаток чувствительности в нем был причиною, что его не любили. <...> Есть вещи, которые можно понять сердцем, но кои остаются вечною загадкою для самого проницательного ума”. <...> Кн. Е.П. Оболенский ставил в упрек М.М. Нарышкину, что тот “не имеет той пылкости чувствований, которая увлекает душу к поступкам, противным рассудку и вместе с собой увлекает и тех, которые близки сердцу нашему”. “Соединенные славяне” с восторгом тянулись к экспансивному Бестужеву-Рюмину и видимо сторонились рассудительных П.Борисова и А.Веденяпина, пытавшихся своим холодным анализом остудить их горячность. Результатом стало заблуждение, что переворот можно совершить исключительно “порывом”, игнорируя такую “прозу повседневности”, как программа, дисциплина, продуманный план действий. Именно об этом “с жаром” кричал “славянам” Бестужев-Рюмин: “Для приобретения свободы <...> не нужно никаких сект, никаких правил, никакого принуждения: нужен один энтузиазм. Энтузиазм, - продолжал он в исступлении, - пигмея делает гигантом! Он разрушает все и он создает новое!”
В сущности, об этом же заявлял и Завалишин офицерам Морского экипажа (возражавшим ему, что “Россия еще мало образованна”): “Поверьте, что образование тут не нужно, но нужны лишь люди, которые бы решились пожертвовать собой для блага отечества”». - В.Бокова. Эпоха тайных обществ. М., 2003. С. 527.
Иван Карамазов говорит о таких героях: «передовое мясо», и делит это «мясо» на две «категории»: «хамское, лакейское» и «получше», которое когда-нибудь «будет». Деление это не Достоевский придумал, но те же «декабристы», делившие своих («наших») на «руки» и «орудия», и на «головы». *
Как ни странно, но именно в этом, как представляется, есть расшифровка quasi-христианского научения от Алёши Карамазова: «Я думаю, что все должны на свете прежде всего на свете жизнь полюбить. <...> полюбить прежде логики» (210; 14). В этом и раскрытие судьбы этого персонажа, оставленной автором на неслучившийся второй роман дилогии (напомню – с покушением на цареубийство и проч.).
Такого рода «любовь к жизни», в виде аллегорической фигуры, увенчивает триумфальную арку на исходе непроходимого шоссе энтузиастов, и она не что иное как распахнутые ворота в смерть – и в аффект совершонного Алёшей отцеубийства, и в «духовную высоту» суицидального перехода преступника из живой жизни в «мiр горний и высокий», которому научает в «Легенде о Великом инквизиторе» Василий Розанов.
Достоевскому, бывшему «петрашевцу» (и тем уже наследнику декабристских заблуждений) такого рода парадоксы известны были не по начитке. (Хотя и любви к умному чтению никто, кажется, и никаким указом не отменял, что во времена Достоевского, что у нас, теперешних, и в России, и на Украине, и даже в самой «стране святых чудес» Европе – никто не отменял, вот вам крест.)

* См., например: А.Бестужев-Марлинский: «Одни желали республику по образцу Соединенных штатов; другие конституционного царя, как в Англии; третьи желали сами не зная чего, но проповедовали чужие мысли. Этих людей мы называли руками, солдатами и принимали их в общество только для числа». - Цит. по: В.Бокова. Эпоха тайных обществ. М., 2003. С. 324.
«... и сам Пестель, и С.Муравьев-Апостол, и другие видные “южане” были сторонниками использования в случае выступления командно-дисциплинарных методов (солдат обязан слушаться команды; прикажут выступить и он пойдет) и относились к вопросам пропаганды без энтузиазма. С.И. Муравьев-Апостол считал, что “солдаты и офицеры должны быть приготовляемы, но не должны знать ничего; они будут орудиями и произведут переворот”. Под “приготовлением” здесь, как и в других случаях, подразумевалось разжигание недовольства против “властей”» [Выделил. - Л.]. – Там же. С. 432.
«“Некоторых принимали в члены только для того, чтобы они служили орудиями, когда будет нужно”, - писал А.А. Бестужев». – Там же. С. 463.
Tags: Великий инквизитор
Subscribe

  • лИШЕнКА

    В одной литературоведческой работе: « В отсутствие назидательности литература лишается оправдания». Встать! Суд идёт. См.:…

  • ТеЛеГА ЖизНИ (18+)

    Нигде как в срамном учебном воспиталище для всероссийских братьев-бастардов Пушкин мог подцепить этакую ещё заразу… Хоть тяжело подчас…

  • гОРшОК, вАРИ!

    Николай Гоголь: « Русского человека до тех пор не заставишь говорить, покуда не рассердишь его и не выведешь совершенно из терпения».…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments