?

Log in

No account? Create an account
ВОХВЫ, да не ТЕ - Олег Ликушин

> Recent Entries
> Archive
> Friends
> Profile
> My Website

Links
«День Нищих»
блог «Два Света»
Формула (фантастическая повесть)
Ликушин today
«Тот берег»

June 23rd, 2013


Previous Entry Share Next Entry
07:28 pm - ВОХВЫ, да не ТЕ
Мамин-Сибиряк, спускаясь на барке с грузом по Уральской реке Чусовой, записывает: «В тридцати четырех верстах от Кына стоит камень Ермак. Это отвесная скала в двадцать пять сажен высоты и в тридцать ширины. В десяти саженях от воды чернеет отверстие большой пещеры, как амбразура бастиона. Попасть в эту пещеру можно только сверху, спустившись на веревке. По рассказам, эта пещера разделяется на множество отдельных гротов, а по преданию, в ней зимовал со своей дружиной Ермак. Последнее совсем невероятно, потому что Ермаку не было никакого расчета проводить зиму здесь, да еще в пещере, когда до Чусовских Городков от Ермака-камня всего наберется каких-нибудь полтораста верст. В настоящее время Ермак-камень имеет интерес только в акустическом отношении; резонанс здесь получается замечательный, и скала отражает каждый звук несколько раз. Бурлаки каждый раз, проплывая мимо Ермака, непременно крикнут: “Ермак, Ермак!..” Громкое эхо повторяет слово, и бурлаки глубоко убеждены, что это отвечает сам Ермак, который вообще был порядочный колдун и волхит, то есть волхв». - Д.Мамин-Сибиряк. Бойцы // Д.Мамин-Сибиряк. Повести. Очерки. Рассказы. М., 1975. С. 115.
Наблюдение замечательно само по себе, именно тем, что народная легенда вывела историческую фигуру Ермака, предводителя казацкой вольницы, завоевателя царю Сибири, в «колдуны» и «волхиты» (а также и, вероятно, в утаители клада: пещера-то «не может быть» пуста), тем самым приписывая ему нечто демоническое, сатанинское. Однако, наблюдение Мамина-Сибиряка разрастается из «случая» в «систему», если вспомнить, что другая легенда произвела в «архиколдуны» Стеньку Разина, нечто подобное позднее возникло вокруг имени Емельяна Пугачова. 
Все трое – Разин, Ермак, Пугачов – казаки, вольнолюбцы, как минимум двое – Разин и Пугачов, определённо и прямо – «борцы за народное счастье», иными словами – бунтовщики, претенденты на царский престол, а Ермак, тот, с какой стороны ни глянь, совершенно чистый, героически «легитимный» персонаж, взявший Сибирское царство не для себя, для Государя-батюшки. И вдруг – «колдуны». Все трое. Такие же «колдуны», как, к примеру, Лжедмитрий.
«Труп и <...> преемника Годуновых, Лжедмитрия, впоследствии обнажённый, обруганный, отвезён был тоже в Убогий дом, где теперь Покровский монастырь, в Москве. По преданию, обезображенный труп московского лжецаря везли в навозной телеге, конные стрельцы и толпа народа провожали его с проклятиями и ругательствами. Телега с трупом не прошла в ворота Убогого дома; мертвеца стащили с телеги и бросили в яму, где хоронили воров, разбойников, казнённых, замученных в застенках и умерших в опале.
В то время, когда везли самозванца, стояла ужасная буря, несмотря на то, что это было в мае месяце (1606 г.). Такая же буря была и в день встречи самозванца в Кремле. В течение семи дней, пока труп самозванца лежал в Убогом доме, стояли такие морозы, что поля покрылись снегом и сады все вымерзли. Народное суеверие приписало всё это волшебству самозванца, ропот в народе был страшный, и власти присудили труп Лжедмитрия отвезти в подмосковное село Котлы, там сжечь его и пеплом выстрелить из пушки в ту сторону, откуда пришёл самозванец» [Выделил. - Л.]. - М.И. Пыляев. Старая Москва: Рассказы из былой жизни первопрестольной столицы. М., 1990. С. 254-255.
Знаменитая стрельба прахом по полякам, оказывается, была как бы лечебным, экзорцистским средством, а не жестом презрения к поверженному захватчику.
Любопытно, что все эти легенды слагались в Православном народе, который, конечно, «невежествен и тёмен», однако и не скажешь, что «сатанист». Любопытно, что и просвещонная часть этого народа, «власти», элита, до поры истово верила в возможность действенных волхвований, и при Императрице Елизавете Петровне ещё заводились «дела» на уличонных в «чародействе», из царской прислуги. Но самое, пожалуй, любопытное, что, разбирая всякий из подобного рода исторических примеров, неминуемо приходишь к выводу: воля к власти, к «царству», какими бы мотивами и целями волящий ни руководствовался – нечиста. В народном сознании – нечиста. «Даже» у Достоевского революсьонэры – «бесы» и «антихристы».
Сам собою возникает вопрос: нынешние-то из властителей и кандидатов, героев и претендентов в герои, они – не будут ли, со временем, разумеется, отнесены к этой же «категории» исторических персонажей? Во всяком случае, в культуре постмодерна, вовсе, кажется, отнародной, возникло же нечто подобное в отношении известных деятелей большевистского царства, а при крахе коммунистской системы весьма популярным было искание «золота партии» и «пещеры», в которой оно сокрыто...

(Leave a comment)


> Go to Top
LiveJournal.com