likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

Category:

УГоЛОК БАМбоЧАДы*

«Когда Ницше говорит, что сущее в целом “не имеет вовсе никакой ценности”, он не хочет вынести презрительного суждения о мире. Он хочет только отвести от целого всякое оценивание как непонимание его существа. Тезис: сущее в целом не имеет вовсе никакой ценности – это, будучи продумано в смысле метафизики воли к власти, энергичнейшее отклонение веры, что “ценности” суть нечто в себе, выше сущего в целом и значимое для него. Сущее в целом бес-ценно, значит: оно стоит вне всякой оценки, потому что такая лишь сделала бы целое и безусловное зависимым от частей и условий, которые только из целого суть то, что они суть»**.

«Суть то, что они суть». В этом смысле я совершенно дикий и злой нитшеанец. Я грубее и прямей германского профессора Хайдеггера. Повторю: я грубее и прямей, и высокомернее. Я именно что презрительно отношусь к мiру цен и ценников. Я помню – своя цена «есь» у самой последней святыни. Я смеюсь оценщикам и ценителям. Вывешиваемым и прочитываемым биркам – смеюсь. Серьёзным лицам и потрясённым воображениям – смеюсь. Смеюсь лицам вывешивающих и лицам прочитывающих. Лицам назначающих цену и лицам платящих её. Они суть то, что они суть одна маска, личина, предсмертный слепок доживающего свои последние наносекунды нерва. Нерва, который вот-вот заменят «проводком»...

Меня нужно понять и простить: я нестандартно смешливый человек. С отклонениями в развитии. Меня доктор ждёт, пока я тут с вами, на вашей глупой ярмарке тщеславий развлекаюсь (так говорит о нашем празднике доктор***). Я приду к доктору и оправдаюсь: я смеялся, скажу я доктору; я всего лишь глупо смеялся. Доктор станет успокоивать меня, я покажу доктору синий язык: я не успел забыть, что я – совершенно дикий и злой нитшеанец. Я грубее и прямей (и высокомернее) германского профессора Хайдеггера. Повторю: я грубее и прямей. Я... вы... вы... я...

Развитие болезненного процесса см. здесь:

* Бамбочада – название жанровых картин с комическими сюжетами, изображающими обычно ярмарки и крестьянские праздники. Название произошло от итальянского «карапуз» – прозвища, данного итальянцами нидерландскому художнику Питеру ван Лару (1582-1642), который первым перенёс в Италию этот род комического жанра. В русской литературе название «бамбоччиада» как жанровое определение рассказа было использовано Н.В. Кукольником, «бамбочада» – К.К. Вагиновым (Вагенгеймом).

** М. Хайдеггер. Европейский нигилизм. // М. Хайдеггер. Время и бытие. СПб., 2007. С. 139.

*** Ср.: «Культурное филистерство “хорошего общества” XVIII и XIX веков низвело предметы культуры до уровня “ценностей”, поскольку образованная европейская буржуазия использовала их в качестве меновой платы за социальный прогресс. Возникшее впоследствии массовое общество создало новую ситуацию: культура в качестве ценности для обмена уступила место интересу совершенно иного рода – развлечению. (Массовый человек определяется “своей потребительской мощью наряду с полнейшей неспособностью к суждению или даже различению”, а также “фатальной отчужденностью от мира”. Развлечение – “продукт потребления” в строгом смысле, составная часть человеческого “обмена веществ с природой”; развлечение “потребляется”, поскольку обслуживает потребность, для удовлетворения которой оно предназначено, как и все прочее производимое-и-потребляемое в работающем обществе <...> Консюмеризм работающего общества, полагает Арендт, в некотором смысле представляет собой меньшую угрозу культуре, чем филистерство “приличного общества”, потому что озабоченность развлечением не имеет никакого отношения к культуре и, следовательно, не посягает на нее, как филистерство». - Р.Брейнер. Ханна Арендт о суждении // Х.Арендт. Лекции по политической философии Канта. Спб.: Наука, 2012. С. 168-169.

См. также: «В.В. Розанов писал: “Пока не передавят интеллигенцию – России нельзя жить. Ее надо просто передавить. Убить”». - В.А. Кутырёв. Бытие или ничто. СПб., 2010. С. 254.

Бедняга Розанов! Как не просто далось бы ему суждение такого рода при наличии выбора: кого «передавить» – червивую буржуазностью интеллигенцию, современных ему филистеров культуры, или нынешний «креативный класс», этих наскучивших мiром развлечения консьюмеристов (идеологов и практиков потреблядства), которые вдруг, со скуки пресыщения, на культуру же и заразевались, «обратились» к ней от «нечего делать», накинулись и готовы накинуться плотнее, как на «недооценённую» отжившими ханжами прежних времён.

Но может быть, они – нынешние «креативщики», придумавшие и создавшие «индустрию развлечений», есть не погубители, а напротив – спасители культуры от поднятых их усилиями и восставших к развлечению масс?.. Тонка, обрезывающа грань подмены. Маяковский подменил царство отказавшегося от суждения футуризма царством рифмованного политического суждения, и был подведён («ходом событий» ли, «злой волей» ли, совестью-раскаянием ли – не суть важно) к суицидальному концу; Мандельштам попытался, как Тушинский вор, «дерзнуть на царство», объявив втихомолку, что страна и народ не «под теми», и был «справедливо» казнён... Великие русские «царства» – «царство народа», «царство науки» и «царство литературы» двинулись путями лжи и полу-лжи и четверть-лжи и нано-лжи... двинулись к «Культуре», как к посмертному Раю, и не нашли её. Мы, «люди» Апокалипсиса, видим теперь, что не нашли...

Словом, легче умом тронуться, чем рассудить. А ведь рассудить – значит: либо «Расстрелять!», либо помиловать, опустить приготовленный к бросанию в жертву камень. Расстрелять или помиловать, глядя в глаза. Непременно – глядя в глаза. Не отворачиваясь. Не прячась за «оскорблённым чувством», как прятался чуть не первый наш европейский либерал Иван Тургенев от казни Тропмана. Выносишь суждение – так будь судией! Судией, а не настукивающей трясущимся пальчиком негодовательский текстик желеобразной тварью – скрывшись за монитором, аффтаркой, псевдонимишкой. Суди и приводи приговор в исполнение, глядя жертве в глаза, усмехаясь на последний вздрог посинелого века, расширившегося зрачка, посмертной судорги нервов в только что продырявленной черепной коробке...

В прежние времена этот выбор был прерогативой Монарха (Пётр Первый, по легенде, сам стрельцам головы рубил), ныне – обезумевающего в «среде» себе не подобных... кого?..

Так-то и сконцентрировался, как бы сам собою, главный выбор «истории»: либо – в анти-Христы, либо – в затворники. В любом случае – конец, занавес, финита ля диаволов водевиль.

Занавес.

Subscribe

  • выГоДцЫ

    Н.Чернышевский , «Что делать?»: « Человеком управляет только расчёт выгоды». На 1862 – 1863 годы, когда писался…

  • абСУРДоПеРеВОД

    Русские немцы о немцах немецких, о нравах, о… Из сети, случайное: «… ещё со школьной скамьи граждан учат строго соблюдать…

  • АсЬ

    Не столь давно выставлялось здесь некое моё (немногословное, что редкость) рассуждение о картинке Ильи Репина «Искушение», с гусаром и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • выГоДцЫ

    Н.Чернышевский , «Что делать?»: « Человеком управляет только расчёт выгоды». На 1862 – 1863 годы, когда писался…

  • абСУРДоПеРеВОД

    Русские немцы о немцах немецких, о нравах, о… Из сети, случайное: «… ещё со школьной скамьи граждан учат строго соблюдать…

  • АсЬ

    Не столь давно выставлялось здесь некое моё (немногословное, что редкость) рассуждение о картинке Ильи Репина «Искушение», с гусаром и…