likushin (likushin) wrote,
likushin
likushin

Category:

НоРМА и ПЛоТЬ

В одной из главок «Санхо Пансы, врага народа» я, как бы мимоходом, пробросился утверждением, что, дескать, настало, возвратилось время новых «проклятых вопросов», а с ними, с вопросами-то, и ещё более, может быть, проклятых ответов на них. Что эти вопросы уже начали – призрачной тенью, вроде Марксова «призрака» – ставиться: в живой жизни, в литературе. Что придёт, рано или поздно, «великий художник», и подберёт эти вопросы «из улицы» (как оторвавшуюся с мундира Макара Девушкина пуговицу), однако отвечать на них ему придётся не из «Макара» – «из себя», как из тех мест, «куда Макар телят не гонял». Утвердил же, что «смердяковщина», в одном из проявлений своих, есть самонадеянная попытка дать на эти вопросы негодный ответ, негодными средствами.

Спрошено было из публики: откуда такая уверенность в Ликушине – насчёт «нового времени», «нового возрождения», «новых проклятий»?..

Можно было бы, конечно, отрезать «классическим»: я так вижу, и точка. Однако, думается мне, что для настоящего-то «пророчества» сего маловато будет, как маловато было персонажу знаменитого у нас пластилинового мультика. Полагаю, что дело тут в Достоевском, прежде всего, и в «достоевщине» как скачкообразном росте интереса к текстам этого автора; т. е. Достоевский, хотим мы того или нет, но выступает в качестве индикатора очередной эпохи перемен*. Сам-то Ликушин есть не что иное как продукт, но и сопродюсер этого процесса (от prōdūcere – лат.: производить, создавать), и без интереса к Достоевскому интереса к Ликушину не было б. А он, этот интерес, есть – и массовый, и любопытно персональный, со стороны самых неожиданных порою, самых «топовых» и почтенных, а часто так и скандальных лиц и фигур.

Однако, чорт с ними, с «топами» и скандальщиками. Что они и их страстишки в сравнении с таким вот – становящимся плотью и нормой интеллектуальной жизни http://www.proza.ru/2012/12/04/663

* «Характерно, что после первого знакомства наиболее высокая волна европейского интереса к Достоевскому – это в 1914-1920 годы, военный и послевоенный периоды. Вторая волна – 30-е годы, время фашизации Европы; третья – конец 40-х – начало 50-х годов – подведение итогов войны; и, наконец, 60-70-е годы – время углубившегося духовного кризиса буржуазной культуры и переоценки ценностей». - С.Бушуева. Достоевский на зарубежной сцене. // Достоевский и театр. М., 1983. С. 467.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments