?

Log in

No account? Create an account
УБИЙЦА В РЯСЕ - Олег Ликушин

> Recent Entries
> Archive
> Friends
> Profile
> My Website

Links
«День Нищих»
блог «Два Света»
Формула (фантастическая повесть)
Ликушин today
«Тот берег»

July 25th, 2009


Previous Entry Share Next Entry
01:54 pm - УБИЙЦА В РЯСЕ

Часть, из существенных, Шестая:

Легенда о семитысячелетнем старце и ответе послушника его.

2. Эпистолярный заговорщик: Анфилада Зосимовой келейки-1

 

Никтоже можаше... разгнути книгу.

Откровение от Иоанна (5, 3)

 

Разбирая в одной из статей 1861 года Пушкинские «Египетские ночи», с их гениальным Импровизатором и пропетой им Клеопатрой, ужасаясь звериному сладострастию, царившему в отдалённейшую, но и ближайшую к нам эпоху, Достоевский подводит: «... и вам становится понятно, к каким людям приходил тогда наш божественный искупитель. Вам понятно становится и слово: искупитель... И странно была бы устроена душа наша, если б вся эта картина произвела бы только одно впечатление насчет клубнички!» [Выделение моё. - Л.] (137; 19)*.

Нет, Читатель, не о «клубничке» дальше поведёт свой рассказ Ликушин, но о странностях устройства человеческой души, о читательском недоумении, часто берущем верх над авторской мыслью; а впридачу – довесочком, и о том, к каким людям и кто именно иной раз приходит в наш мiр. Поведу я тебя, Читатель (почти бегом поведу, поспешай!) чрез анфиладу смыслов, открывающихся с порога выписанной Алексеем Карамазовым опустелой келейки старца Зосимы, где всё ещё, вот уж второе столетие сряду, звучит его и как бы не его слабый голос. Поведу поведу по анфиладке из нескольких моментов, отмеченных мною в тексте «Записок» Алексея Карамазова, покажу, сколько хватит усердия и усидчивости, некоторые прекрасные картинки, с корнем выдранные спешливой чьей-то рукою из одной книги, «под названием “Сто четыре священные истории Ветхого и Нового завета”» (264; 14). По этой книге мальчик Зиновий, превратившийся спустя годы в святого старца Зосиму, «читать учился», так чего ж и нам не попробовать?
zhurnal.lib.ru/l/likushin_o_s/

 

Напомню, вступая: «Записки» Алексея Карамазова объявлялись Достоевским в его переписке с редакторами «Русского Вестника» и К.Победоносцевым как «опровержение устам, говорящим гордо и богохульно»; что «уста» эти – Иван Карамазов и стоящий за ним, выглядывающий из врат Откровения сатана. Напомню, что «ответ» этот был признан современниками Достоевского «неудавшимся», и лишь по истечении времени запоздало спохватившиеся «русские критики» набросили на эту «неудачу» самотканное и будто бы победительное покрывальце «торжества Православия», создав тем самым некую иллюзию целостности восприятия сего странного текста, приклепав к нему наспех и грубо сколоченную «тенденцию», но ни единой проблемы не решив, оставив частокол кое-как подгрызенных столбиков в продувном поле всё тех же читательских недоумений. Напомню ещё: господин Рассказчик не раз и не два, а при всяком «удобном» случае указывает, что автор «Записок», Алёша записывал слова Зосимы «некоторое время спустя» и «на память», что на самом деле всё говорилось («происходило») «несколько иначе», тем самым выставляя сомнение в достоверности «Из-жития», дезавуируя правдоподобие его, de facto объявляя, что «Из-житие» это не прославляет почившего старца, а окончательно «из-живает» его. Напомню и своё, Ликушинское: опровержение лжи в ней же самой, то есть во лжи и находится и отыскивается, - не вне лжи, а в ней, внутри её, потому как ложь всегда была и есть не нечто самостоятельное и отдельное, она – не-правда, она – искажение правды, она – червь и гнилостное прибавление к правде, к Истине.

Опровергнуть диавольскую ложь должен был не старец Зосима, не поруганный во всех смыслах «Русский инок» и никто иной из прочих персонажей «Братьев Карамазовых», и даже не Автор. Опровержение этой лжи есть задача Читателя, того Читателя, которого во всю жизнь свою выписывал себе Достоевский. Прибавлю, точня: себе и Богу.

... Алексей Карамазов графит главку: «О священном писании в жизни отца Зосимы». Картинка первая: «Был муж в земле Уц, правдивый и благочестивый, и было у него столько-то богатства...» (264; 14). Эта картинка – Библейская история Иова Многострадального, послужившая великому язычнику (вариант: пантеисту) И.-В. Гёте отправной точкой для «Фауста», отвергающего, ради любви к человечеству и к знанию, завет смирения человека пред Богом и, тем не менее, сулящего конечное и верное спасение «праведника» и «твёрдого бойца».

Алексей Карамазов выписывает: «И вот восходит к богу диавол вместе с сынами божьими и говорит господу, что прошел по всей земле и под землею. “А видел ли раба моего Иова?” - спрашивает его бог. И похвалился бог диаволу, указав на великого святого раба своего. И усмехнулся диавол на слова божии: “Предай его мне и увидишь, что возропщет раб твой и проклянет твое имя”. И предал бог своего праведника, столь им любимого, диаволу...» [Выделение моё. - Л.] (264; 14).

Объявлю сразу: будто бы Зосима пересказывает Библейскую книгу Иова, но начинает этот пересказ с интонационных неточностей, с искажений. «Мог» ли это сделать «сам» Зосима? - Мог, по стариковству своему – мог! Но – вряд ли: в предыдущей главке Ликушин высказывал догадку, что если в синтаксисе «Записок» Алёши как автора нет, то выражение авторской его индивидуальности следует поискивать в смыслах, в подмене слов, «меж строк», что скрытое, таящееся присутствие автора-Алёши в «Записках» и есть искомый корень противоречий, прочитываемых в образе Зосимы. И вот, Читатель, следы правки этим таящимся автором изживаемого им старца, следы, свидетельствующие о попытке этого автора найти себе и своим делам оправдания, а измученной душе своей – успокоения. Вот, в Книге Иова: «И сказал Господь сатане: обратил ли ты внимание твое на раба Моего Иова? ибо нет такого, как он, на земле: человек непорочный, справедливый, богобоязненный и удаляющийся от зла. И отвечал сатана Господу и сказал: разве даром богобоязнен Иов? Не Ты ли кругом оградил его и дом его и все, что у него? <...> но простри руку Твою и коснись всего, что у него, - благословит ли он Тебя? И сказал Господь сатане: вот, все, что у него, в руке твоей; только на него не простирай руки твоей» [Выделение моё. - Л.] (Иов 1, 8-12).

Сравни, Читатель: «похвалился» и «сказал», «усмехнулся» и «отвечал» – сколь различны эта мудрая «обесцвеченность» Библейского глагола и эскпрессивная окраска псевдо-Зосимова пересказа! Но и это – цветочки, вот – главная ложь в переделке Библейского текста, точно как у Фауста в его попытке переписать, что было «в начале» – вместо Слова: «предал праведника, столь им любимого» и «все, что у него, в руке твоей; только на него не простирай руки твоей». Для автора «Записок» Господь Бог – «предатель» по отношению к «праведнику»; но в Библии, в Слове – совсем иное: уничтожается всё вокруг Иова, всё его богатство, включая и семью, и деток, ведь они – то же, дарованное ему Богом богатство! В Библии, в Слове сожигаются телеги, подвозящие хлебы человечеству, вместе со скрипом их – уничтожаются, потому – «не хлебом единым...». «Самому» Зосиме здесь оставлено одно только почти дословное повторение восклицания Иова: «наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь. Господь дал, Господь и взял <...> да будет имя Господне благословенно!» (Иов 1, 21). Перенося Библейское в «Братьев», твёрдо следует сказать: во всём этом не согрешил Зосима и не произнёс ничего неразумного о Боге, потому для Зосимы Господь Бог не предатель по отношению к человеку, но податель всего, что у человека есть, всего его богатства, всех хлебов и жизни самоей. Но это – Зосима, а что Алексей? Для него «Записки» – ожесточённый спор с самим собою, со старцем Зосимой и с «предавшим» их обоих Господом Богом. У кого-то из «критиков» прочёл как-то, что «Записки» – диалог Алёши с Зосимой. Смеюсь, ей-Богу, но горько смеюсь: тут «мимоидущий лик земной и вечная истина соприкоснулись» (265; 14), тут – бунт, а они... «диалог». Алёша вопиет под Зосимовой маскою: «Слышал я потом слова насмешников и хулителей, слова гордые: как это мог господь отдать любимого из святых своих на потеху диаволу, отнять у него детей, поразить его самого болезнью и язвами так, что черепком счищал с себя гной своих ран, и для чего: чтобы только похвалиться пред сатаной: “Вот что, дескать, может вытерпеть святой мой ради меня!”» [Выделение моё. - Л.] (265; 14). И вновь вопиет: «восстановляет бог снова Иова, дает ему вновь богатство, проходят опять многие годы, и вот у него уже новые дети, другие, и любит он их – господи: “Да как мог бы он, казалось, возлюбить этих новых, когда тех прежних нет, когда тех лишился? Вспоминая тех, разве можно быть счастливым в полноте, как прежде, с новыми, как бы новые ни были ему милы?” Но можно, можно: старое горе великою тайной жизни человеческой переходит постепенно в тихую умиленную радость; вместо юной кипучей крови наступает кроткая ясная старость...» [Выделение моё. - Л.] (265; 14).

Спрятавшись за «слова гордые» «насмешников и хулителей», автор «Записок» усугубляет «похвальбу» Бога пред диаволом, возмущается «бесцельностью» испытания, разит Зосиму и его оправдание и объяснение возможности полюбить новых детей, «когда тех прежних нет, когда тех лишился» попрёком его старости: это старость, кроткая и ясная, может забыть «предательство» и возлюбить «новых» вместо «прежних», старость, но не юная кипучая кровь. Юная кипучая кровь помнит и яростно воскипает памятью о том, что Господь «поддался» «усмехающемуся» сатане, похвалился пустою похвальбою и искусился утвердить имя Своё на страданиях человека; юная кипучая кровь живёт «здесь и сейчас», и здесь и сейчас она вопиет при воспоминании о погубленных «на похвальбе» детках: «Расстрелять!».

Юная кипучая кровь прихотливо выбирает из памяти, выдирает из святой книги новые странички – одну за другой, и что это за странички, Читатель! Один только их подбор способен иному человеку душу перевернуть, но ведь кто проследит этот подбор, кто с финалом его соединит, кто концы с началами сведёт, кто осмыслит лукавую и дерзкую компиляцию?

«Прочти им <...> о том, как Иаков пошел к Лавану и боролся во сне с господом и сказал: “Страшно место сие”» [Выделение моё. - Л.] (266; 14). Напомню – это картинка из Книги Бытие, из истории Иакова, который два срока по семь лет служил лукавому родственнику своему Лавану за красавицу дочь его Рахиль, хитростью и пастушьей смекалкою разбогател и... «И услышал [Иаков] слова сынов Лавановых, которые говорили: Иаков завладел всем, что было у отца нашего, и из имения отца нашего составил все богатство сие» [Выделение моё. - Л.] (Быт 31, 1). И бежал Иаков тайком от Лавана со всем богатством своим и с жёнами своими, и возвращался в землю отцов своих, и встретил брата своего Исава, и убоялся, что брат Исав убьёт и его, и жён его, и детей его; и молился Иаков Богу, и откупился от брата Исава богатыми дарами, а ночью, когда остался один... «И остался Иаков один. И боролся Некто с ним до появления зари; и, увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его и повредил состав бедра у Иакова, когда он боролся с Ним. И сказал [ему]: отпусти Меня, ибо взошла заря. Иаков сказал: не отпущу Тебя, пока не благословишь меня. И сказал: как имя твое? Он сказал: Иаков. И сказал [ему]: отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь» [Выделение моё. - Л.] (Быт 32, 24-28).

«Страшно место сие», - говорит будто бы Зосима, именно это место, что человек дерзнул бороться с Богом и заставил Его благословить себя, и получил имя нового народа и обетование одолевать человеков. Но кому это «страшно»? Зосима ли проговаривает то, чего в Библии нет? Страшно это место для «благочестивого ума простолюдина», страшно для «деток», страшно для автора «Записок», ибо и он уже, по-своему, борется с Богом и намеревается «свести Небеса на землю», спасти «сотни и тысячи существований», слабосильных «простолюдинов» и «деток», и для обеспечения победы ему ой как нужен «начальный капитал», богатство! Прибавлю: богатство и красавица Рахиль, добытая хитростью от лукавого старика Лавана. И ещё прибавлю: «И сказал ему Бог: <...> народ и множество народов будет от тебя, и цари произойдут из чресл твоих» (Быт 35, 11).

Алексей Карамазов как автор «Записок» проявляет себя в тексте, подобно лукавому ересиарху, фанатику, «социал-христианину», который, не умея постичь мудрости преждеживших, исполниться верою отцов, в спешливости своего наивного устремления к поставлению «царствия небесного уже не в мечте, а в самом деле» изощрённейшей тонкописью диаволовой лжи прошивает насквозь когда-то сказанное старцем. Едва отступив от Иакова-Богоборца, он выхватывает из услужливо усмехающейся памяти Библейскую же историю «о том, как братья продали в рабство родного брата своего, отрока милого, Иосифа, сновидца и пророка великого, а отцу сказали, что зверь растерзал его сына, показав окровавленную одежду его. <...> как потом братья приезжали за хлебом в Египет, и Иосиф, уже царедворец великий, ими не узнанный, мучил их, обвинил, задержал брата Вениамина, и всё любя: “Люблю вас и, любя, мучаю”. Ибо ведь всю жизнь свою вспоминал неустанно, как продали его <...> купцам, и как он, ломая руки, плакал и молил братьев не продавать его рабом в чужую землю, и вот, увидя их после стольких лет, возлюбил их вновь безмерно, но томил их и мучил их, всё любя» [Выделение моё. - Л.] (266; 14).

Напомню: «отрок милый Иосиф» – сын Иакова-Израиля, «сын старости его», возлюбленный против прочих сыновей и выделенный между ними отцовским подарком – разноцветной одеждой. Можно и нужно догадаться, что история его крайне важна для автора «Записок», важна как часть своей собственной, иносказанием, через Ветхозаветный текст выдаваемой, цельной, при умении её прочесть, истории. Это замечательно интересная история, Читатель! Продолжим?

«Иосиф же был красив станом и красив лицем» (Быт 39, 6), Иосиф видит сны, предвещающие ему будущее царствование; сны эти вызывают у братьев его ненависть к нему, а отец бранит и останавливает его. Святитель Игнатий (Брянчанинов) так пояснял это место из книги Бытия: «Опытный и духовный отец остановил сына не потому, что признал сон его суетным мечтанием, собственным произведением души, недугующей высокоумием, но чтоб предохранить юную душу от впадения в высокоумие и, вместе, строгим замечанием сколько-нибудь погасить зависть и ненависть в братьях. <...> Бывают сновидения от Бога, чему служат примером и доказательством сны Иосифа, но состояние видящего сны и видения опасно, очень близко к самообольщению. Зрение недостатков наших – вот безопасное видение! Зрение падения и искупления нашего – вот безопасное видение! Дух сокрушен и смирен – вот состояние существенно полезное, чуждое самообольщения, состояние, о котором благоволит Бог! Рассуждение, способное постигать, расценивать и объяснить видения, свойственно одним преуспевшим в духовном подвиге: оно приобретается долгим временем, оно – дар Божий» [Выделение моё. - Л.]**.

Пророческие сновидения Иосифа должны крайне волновать сновидца-визионера, «мистика» Алексея Карамазова, также волнующи для него параллели, возникающие на очевидном пересечении истории непростых отношений Иосифа с братьями и отцом, и его собственной истории – с его, Алексея Карамазова братьями и... (задержи дыхание, Читатель) – духовным отцом, Зосимой.

Но идём дальше. Возненавидевшие Иосифа братья умышляют против него, сговариваются: «вот, идет сновидец; пойдем теперь, и убьем его, и бросим его в какой-нибудь ров, и скажем, что хищный зверь съел его; и увидим, что будет из его снов» (Быт 37, 19-20). Братья не убивают Иосифа, а продают – за двадцать сребренников. Отцу же приносят испачканную кровью убитого козла разноцветную одежду Иосифа, и отец его, пророк и прозорливец, видит эту одежду и узнаёт её, и говорит: «это одежда сына моего; хищный зверь съел его; верно, растерзан Иосиф» (Быт 37, 33).

И здесь, Читатель, - одна из самых потайных и самых загадочных проходных комнаток в анфиладе Зосимовой келейки; вот, вслушайся в любопытное рассуждение Святителя Игнатия: «Не знал старец, отпуская Иосифа, что он долго-долго не увидит любимого сына! Мог ли он думать, что, посылая Иосифа к братьям, посылает его к убийцам? Ему была известна ненависть их к юноше; но могла ли ему прийти мысль, чтоб эта ненависть возросла до замысла, до заговора, до решимости совершить братоубийство? <...> Мудрый Иаков, при всем духовном преуспеянии своем, при всей опытности, накопленной в многолетнюю страдальческую жизнь, не мог представить себе, что буйные сыновья его были способны к ужасному преступлению братоубийства. Свойственно святыне не мыслить зла о ближних; ей свойственно самых явных, открытых злодеев считать менее злыми, нежели каковы они на самом деле. И видим мы многих святых людей, не обманутых явным грехом, обманутых многою любовию своею, своею доверчивостью к ближним. Старец! <...> Ты имеешь дар пророчества и прозорливости; но на это время Бог, непостижимо устрояющий участь человека, закрыл от тебя будущее непроницаемою завесой» [Выделение моё. - Л.]***.

Есть такие люди меж нас, Ликушин называет их «возражающий читатель»; так вот, этакой возразитель искренне мучается вопрошанием, приступает с ним, требуя однозначного ответа: как мог святой провидец старец Зосима отпустить Алёшу Карамазова в мiр, предрекать ему горе-злосчастие и счастие в нём, и не мог провидеть страшного убийства, отцеубийства, почему не различил в мальчишке существо, способное не только убить, но и таиться в грехе своём, и за спинами братьев прятаться, а одного из них так и вовсе упечь в каторгу?.. Ликушин давно обещал дать ответ на это вопрошание, и не хотел лишь давать его до срока и от себя. Вот – ответ даден. Более чем авторитетный ответ, из более чем авторитетных уст. Напомню: Достоевский был знаком с трудами епископа Игнатия.

... И отводят проданного братьями Иосифа в Египет, и перепродают в услужение фараонову царедворцу, и однажды жена господина его сказала Иосифу: «спи со мною», но Иосиф не слушается госпожи своей, и однажды улавливает она его, и оставляет он свои одежды в руках её и бежит. И оклеветала рассерженная госпожа Иосифа пред домашними своими и пред мужем своим, и бросили Иосифа в темницу. Но «Господь был с Иосифом, и во всем, что он делал, Господь давал успех» (Быт 39, 23). И видит Иосиф сны, и толкует чужие сны, и доходит молва о нём до самого фараона, который тоже видит чудесный сон и ищет ему истолкователя. И призывает фараон Иосифа из темницы к себе, и рассказывает ему свой сон, и Иосиф его объясняет: «Да повелит фараон поставить над землею надзирателей и собирать в семь лет <...> всякий хлеб этих наступающих хороших годов и соберут в городах хлеб под ведение фараона в пищу, и пусть берегут; и будет сия пища в запас для земли на семь лет голода, которые будут в земле Египетской, дабы земля не погибла от голода» (Быт 41, 34-36).

И стало всё по слову Иосифа, и собраны были хлебы, и скрипели день и ночь телеги, свозящие хлебы в хранилища, и настал голод в земле Египетской. «И сказал фараон всем Египтянам: пойдите к Иосифу и делайте, что он вам скажет» (Быт 41, 55). И спас Иосиф Египетское человечество собранными хлебами. И узнал Иаков, отец мнимоумершего Иосифа, что в Египте есть хлеб, и сказал Иаков сыновьям своим, братьям мниморастерзанного зверем Иосифа: «пойдите туда и купите нам оттуда хлеба, чтобы нам жить и не умереть» (42, 2).

И приезжают братья в Египет, и приходят к Иосифу, и кланяются ему лицем до земли, и не узнают его в обличье «царедворца великого». И говорил с ними Иосиф сурово, и обвинил братьев в том, что они соглядатаи, и поклялся жизнью фараона, что не выйдут они от него, пока не приведут последнего, самого младшего брата, Вениамина, и отдал Иосиф братьев под стражу на три дня. А в третий день отпустил всех, кроме одного, оставленного заложником, и дал им хлеба. И вспомнили братья свой грех: «точно мы наказываемся за грех против брата нашего; мы видели страдание души его, когда он умолял нас, но не послушали [его]; за то и постигло нас горе сие» (Быт 42, 21). И ушли братья со спасительными хлебами из Египта, и дорогою обнаружили в мешках своих, где хлеб, серебро, привезённое ценою хлеба сего, и испугались они. И отказался отец их, Иаков, отдать им в Египет Вениамина, но когда съели они хлеб, который привезли из Египта, делать было нечего: «и серебра вдвое взяли в руки свои, и Вениамина, и встали, пошли в Египет и предстали пред лице Иосифа» (43, 15). И повелел Иосиф отвести братьев к себе домой, и ещё пуще испугались они, и отдали прежнее серебро, и сказали, что не знают, кто положил серебро в мешки их, и в другой раз поклонились Иосифу до земли. И угощал братьев Иосиф, но наутро велел дать им хлебов, и не брать платы за хлебы, а в один мешок подложить любимую свою серебряную чашу. И ушли братья с хлебами, и послал Иосиф за ними погоню, и нагнала их погоня, и спрошено было у них: «для чего вы заплатили злом за добро? [для чего украли у меня серебряную чашу?]» (Быт 44, 4). И нашлась чаша в мешке Вениаминовом, и обречён был Вениамин рабству. И вернулись братья к дому Иосифа, и в третий раз пали пред ним на землю, и умоляли отпустить с ними Вениамина, потому что отец их, Иаков без него умрёт. И тогда открылся братьям Иосиф, потому что «возлюбил их вновь безмерно», и если и «томил их и мучил их», то «всё любя» (266; 14)...

Кончилось всё в истории Иосифа и братьев его счастливо – возвратились они к отцу своему и с хлебами, и с дарами богатыми, на колесницах, данных по приказанию фараона в знак особой его милости к «великому царедворцу» Иосифу и уважения заслуг его по спасению Египетского человечества хлебами. И сказали братья отцу своему, возвратившись, что Иосиф «жив и теперь владычествует над всею землею Египетскою» (Быт 45, 26). И отец Иосифа, Иаков-Израиль, и весь род его с ним пришли в Египет, и предались фараону, и поселились в Египте, и жили, и плодились, и весьма умножились. А Иосиф всё при этом богател, и фараон богател, потому что на голоде и на скрипе телег с хлебами купил Иосиф всю землю Египетскую для фараона...

Вот какую историю выписывает «за Зосиму» и под его маскою русский мальчик Алексей Карамазов. Выписывает самозванное пророчество о своей жизни и будущем её. Выписывает оправдание себе в содеянном – и в убийстве отца, и в мучении братьев, которых, напомню, - одного отправил в каторгу, другого загнал в петлю, третьего довёл до сумасшествия, но все они, рано или поздно, должны будут, по пророчеству сему, пасть ему в ноги, признаться в том, что мучили его, что довели его до греха, до отцеубийства, что продали и предали его, отрока. Алексей Карамазов берёт формулу Маркела и ломает её об колено своё. Напомню: «всякий из нас пред всеми во всем виноват, а я более всех» [Выделение моё. - Л.] (262; 14), - сказал Маркел. Алексей Карамазов предпочитает переложить свою вину на братьев и вообще «на всех»: «всякий из нас за всех и за вся виноват, а потому уже заслуживает прощения, потому что его вина – это их вина, это прежде всего их вина, их, их!..»

Достоевский руками Алексея Карамазова «свёл с Небес на землю» Библейское, выставленное эпиграфом к «Анне Карениной» графа Толстого «Мне отмщение и Аз воздам», «и всё любя: “Люблю вас и, любя, мучаю”» (266; 14).

Подпись Ликушина ожидается в следующей главке анфилады.

 

* Все цитаты по: ПСС Ф.М. Достоевского в 30-ти томах. Наука. Л., 1979.

** Св. Игнатий Брянчанинов. Иосиф. Священная повесть, заимствованная из книги Бытия. // ПСС Св. Игнатия Брянчанинова. М., 2001. Т.II. С. 17.

*** Там же. С. 18.

 

 

Всевидящее Око

(16 comments | Leave a comment)

Comments:


[User Picture]
From:bumblebeat
Date:July 25th, 2009 12:54 pm (UTC)
(Link)
Вообще-то слово "предать" имеет и другое значение = "отдать". Например, "предать тело земле".
Так что “Предай его мне и увидишь, что возропщет раб твой и проклянет твое имя”. И предал бог своего праведника, столь им любимого, диаволу...»
может означать, что Бог отдает праведника дьяволу для того чтобы проверить его праведность.
[User Picture]
From:likushin
Date:August 4th, 2009 07:15 am (UTC)
(Link)
Разумеется, мне известно это значение. Однако же, оставаясь в контексте, придерживаюсь поставленного, ведь далее следует: "Слышал я потом слова насмешников и хулителей, слова гордые: как это мог господь отдать любимого из святых своих на потеху диаволу"; "отдать любимого на потеху диаволу" и есть "предать", в значении "подло обмануть".
Вам - признателен, когда стану доводить текст, обязательно ударю на нужном смысле дополнительно.
[User Picture]
From:bumblebeat
Date:August 4th, 2009 07:30 am (UTC)
(Link)
Извините, но слова насмешников и хулителей - не аргумент. Их устами говорит не Бог, а Дьявол, которому Бог поручил протестировать праведника на его верность ему, Богу. И вообще, я считаю, что Дьявол это вовсе не падший ангел, а Некто, выполняющий функции учителя и экзаменатора.
[User Picture]
From:likushin
Date:August 4th, 2009 07:36 am (UTC)
(Link)
Ваше мнение, конечно, остаётся за Вами. Однако этот "Некто" как "учитель и экзаменатор" внеконтекстуален Достоевскому. Скромно: и мне. Да и вообще, как тут "считать" и в чью "пользу"? )
[User Picture]
From:bumblebeat
Date:August 4th, 2009 07:54 am (UTC)
(Link)
ОК, пусть Дьявол не учитель, но все равно слова насмешников ни о чем не говорят.
[User Picture]
From:likushin
Date:August 4th, 2009 08:17 am (UTC)
(Link)
Всякое слово "говоряще". В художественном тексте "говорение" его часто не прямолинейно: кто говорит, от кого говорит, для кого говорит, при каких обстоятельствах, какую задачу решает автор и проч. Мы читаем художественное произведение ("Житие"-"Записки" Алёши), введённое в художественное произведение "г-на Рассказчика"; симбиоз этих текстов (плюс Поэма о Великом инквизиторе Ивана, плюс легенда о луковке и проч.) и даёт собственно роман.
То, что для Зосимы "насмешники" суть одно, для Великого инквизитора - другое, для Алёши - третье, для группы персонажей, данных в развитии, - "четвёртое" и, по мере их развития, становления, трансформации образов, "пятое" и "шестое", думается мне, есть аксиома. Это как христианство суть "иное" для православного, для католика, для протестанта, для мусульманина, буддиста, атеиста...
From:teleshev08
Date:July 25th, 2009 01:29 pm (UTC)
(Link)
«Собери он у себя раз в неделю, в вечерний час, сначала лишь только деток, <...> Разверни-ка он им эту книгу <...> и поразишь благочестивый ум простолюдина .» Стр. 266, т.14. Поразишь, особенно деток!
«Книги, которые иногда можно назвать антибогословскими: Иов, Еклезиаст... Книги открытые в бездну бессмыслицы, страдания и смерти.» Померанц.
И еще цитатка: « И бывает слово Божие, слово спасения, для дерзких толкователей его, вонею в смерть, мечом обоюдоострым, которым они заклают себя в вечную погибель». И. Брянчанинов.
[User Picture]
From:likushin
Date:August 4th, 2009 07:24 am (UTC)
(Link)
Померанц этот... тот ещё "антибогослов", такая каша в этом Померанце, что вот и вижу: ага, вон он какой, этот "соверный олень", т.е. учёный-либерал-"шестидесятник".
[User Picture]
From:znichk_a
Date:July 26th, 2009 06:31 pm (UTC)
(Link)
Спасибо! Действительно, удивителен сам подбор - именно этих "страничек"... из сто четырёх...
[User Picture]
From:likushin
Date:August 4th, 2009 07:26 am (UTC)
(Link)
Хочу купить издание этих "Историй" 1847 года, а всё продавца не изловлю. )
[User Picture]
From:znichk_a
Date:August 6th, 2009 03:01 pm (UTC)
(Link)
Ах, как-то уж очень далёкой и недоступной книга эта кажется... а ведь на самом деле - в реальности она существует. Удачи тебе в изловлении, удивительно её даже просто в руках подержать)

А "странички" эти избранные - очень хочется как-то "сшить" одной мыслью, и верится - что есть она, эта мысль, объединяющая... только вот никак не получается изловить.(
[User Picture]
From:likushin
Date:August 6th, 2009 05:28 pm (UTC)
(Link)
Да, мелькал один продавец, да исчез. Ничего, найду.
А мысль есть, конечно, есть, и не одна, а две (или три). :)
[User Picture]
From:dorota_nikol
Date:July 31st, 2009 06:14 am (UTC)
(Link)
С удовольствием читаю Ваши посты! Когда читала "Братьев Карамазовых", всё что-то мне казалось не то, но на уровне ощущений. Не могла осмыслить. А теперь словно прояснилось...
[User Picture]
From:likushin
Date:August 4th, 2009 07:50 am (UTC)
(Link)
Да, о таком ощущении дейситвительно говорят многие из тех, кто пожелал задуматься, и это ведь замечательно, потому хотя бы, что Достоевский заслужил именно такого Читателя. А то вылепили "проп-икону", повесили над дверью в "народный дом" и пошли: кто пивом насасываться, кто талмуд долдонить.
[User Picture]
From:kkolesnikov
Date:January 14th, 2010 02:04 pm (UTC)
(Link)
ой, порадовало ваше "Поведу я тебя, Читатель (почти бегом поведу, поспешай!)" :)
а то в последнее время попадаются все "интересно ли тебе, читатель? нет? ну и бог с тобой". как правило.
[User Picture]
From:likushin
Date:February 2nd, 2010 09:46 am (UTC)
(Link)
Ну, я нахал тот ещё. Прошу извинить марафонистость забега. )

> Go to Top
LiveJournal.com