?

Log in

No account? Create an account
СТеНЫ - Олег Ликушин

> Recent Entries
> Archive
> Friends
> Profile
> My Website

Links
«День Нищих»
блог «Два Света»
Формула (фантастическая повесть)
Ликушин today
«Тот берег»

May 30th, 2014


Previous Entry Share Next Entry
07:31 pm - СТеНЫ
… Итак, стены. Стены. Что я о них? И не о них я вовсе. О себе. У меня всё - о себе, дамоспода. Я никак не могу (положительно не могу!) уложить в сознании своём идею стен. И не тех мифических, легендарных, с позволения сказать, стен, к которым надо куда-то брести (долго брести!), а, добредши, прибивать их от бессилия или ещё из каких соображений лбом или кулаком. Это всё литературные красивости, дамоспода, не более. Несистематические философические изыски. Я же, как истый, исступлённый даже систематик, - о тех стенах, или о тех идеях стен (что есть тожество, дамоспода, абсолютное тожество, ежели таковое существует где-нибудь, хотя бы и в виде отвлечонной идеи), которые вокруг нас, на расстояниифигуральновытянутой руки. Оговорюсь: даже если я и вру, даже если меня кто и поймает на моём вранье, так это мне всё равно, поскольку здесь колоссальнейшая идея сокрыта, натурально. Но начну издалека, с детских, чуть ли не младенческих лет, с нежного возраста. Я здесь о том, что зачастую (если не как правило) излюбленным местом детских игр становится замкнутое и преимущественно тёмное пространство, так? Как только ребенок чувствует некую (понятно, что относительную, но всё ж таки!) свободу от взрослых (от кого ещё ребенку свободы искать?), тут же он, используя подручные, хоть и немудрёные средства, начинает выгораживать себе тюрьму. Клетку. Под столом ли обеденным, под праздничной скатертью с длинной бахромой, при помощи стульев, нагромождённых друг на друга и готовых в любой момент обрушиться на его бедную головку, в пропахшем нафталином платяном ли шкафу - не всё ли одно? Главноечтоб было и темно, и тесно. И еще главнеечтоб было отдельно. От всех отдельно. От всего отдельно. В отдельности этой высшее блаженство для ребенка. Истина! Кто-то возразит, мол, тут одна лишь подсознательная и, следовательно, неосознаваемая вполне идея материнского чрева, и не более. И это истинно, дамоспода, и тем более истинно, что на мою мельничку изумрудные капельки просыпает, так. А коли так, стало быть, человеку необходимо надо ото всего мира, ото всей в масштабе вселенной отгородиться, и во что бы то ни сталоотгородиться!
Здесь мы, дамоспода, козликом перескочим через покосившийся плетень силлогических ergo, да и пойдём себе дальше: по прямой да лёгкой дорожке чего ж дальше-то не пойти? Вопрос «куда?»не тот, не наш он вопросец. Мы чем больше суетимся, тем твёрже на месте стоим. Как отправимся куда, так, почитай, и пришли уж. А как, стало быть, пришли, то и дрожать пора, да под столы лезть, в шкафы платяные прятаться. Тут тебе и пещера доисторическая, и келья монастырская, и замок синебородый, и мой-дом-моя-крепость, и комнатки-комнатёнки, и двери на замках, и окна под решотками, в ставнях да жалюзях (sic!). Далее право неприкосновенности того и сего и прочие конституционные благоглупости. А в началезаповедь, заповедь, всех заповедей первее: «не подглядывай!»  Мы ж на верном пути, товарищи! Вот чем, по-вашему, отличается тюрьма от охраняемого всеми вооружонными силами хрустального дворца? Ежели рассудить по-философски, так и вовсе ничем. И там, и здесь шагу не сделать, чтоб за тобой не подсматривал кто. Только в одном случае ты подсматривающего за тобой одобряешь, жалованье ему платишь, затраты несёшь и подглядыванье его санкционируешь, а в другомбез спросу всё и как бы бесплатно происходит: порядок такой.
А хотите, дамоспода, я вам сейчас будущее предскажу, как есть предскажу, наизнанку? Будущее из рук добровольного в своей нищенской заштатности вуайера примете? Смотрите тогда и слушайте. Слушайте все! Вот как оно мне представляется, это будущее окончательно по своей маниакальнейшей мечте освободившегося человечества: без стен. Вообще без стен. Стены все – аннигилируют, изничтожат, то бишь, вровень с землей-матушкой и – чтоб непременно под корешок-с! А те, что оставят из соображений более климатических, нежели исходя из этически-эстетической стороны вопроса, соорудят как есть из чистейшего и прозрачнейшего стекла. Из плёнки, которой рассаду прикрывают, а то и вовсе - из целлулоида, не кино ж на него снимать: те еще глупости! Ну, по части глупостей и подобных ей материй тут, дамоспода, далеко не всё окончательно прояснено, а потому я ещё хоть капельку, да злоупотреблю вашим-то вниманием, злоупотреблю. Я вижу так, дамоспода, что человек вскорости и вовсе без штанов станет ходить. То есть, может, конечно, как бы и в штанах, но в то же время и без штанов таки, разве что будет нечто присутствовать в гигиенических, скорее, целях. Ведь если у человека кругомпрозрачные стены, значит, ему и сказать нечего, и скрывать нечего: незачем и не от кого, а раз так, то и стыд отомрёт. Да что, - отмер давно! И ходят давно! Без штанов! В нашем-то будущем! Дамоспода! Ура ведь? Самые горячие из ваших-то голов наверняка и во всей, так сказать, полноте представили себе всю прелесть грядущей экспозиции. А самые из тех, у кого в отличие от нас, неприметных поэтов замочных щелей и скрытых камер, чувство эстетического (и этического, и этического!) развито не в пример, наверняка уж и возмутиться надумали. И возмутились, поди! Это ж разврат и совокупление по закону! Это донжуаново трепыханье в испанских небесах об ручку с врагом рода человеческого! Это ж гроздья скорби и гнева из глаз православных и правоверных! Молчу, дамоспода, молчу: не каждому будет дадено, ну да с каждого будет спрошено. Особеннос лжепророчествующих. Позволю себе только один-единственный вопросец: вам в Голландии бывать не приходилось? В современной Голландии? А зря. Зря, дамоспода, потому как что до этического, тут просто: законы издадут, в школах почву унавозят, статейку эту мою миллиардными тиражами штампанут, а мнепо памятнику на каждом перекрёстке, тем и порешится все. С эстетической стороны ещё прямей: красота вкупе с наукой (что уж и привычно), поди, спасут сей мир (куда им деваться?), человекам прекрасных во всех ракурсах тел нагенетируют, тут теберядкомаполлоны всех мастей и сортов, тутчистейшей прелести, на выборобразцы. О чом вы, ревнители? Ну, положим, о логике: как, мол, так выходит, что человек всю жизнь прятался ото всех, прятался, а тут, на тебеобнажился до самого что ни на есть не хочу? Об этом? Помилуйте! Человек для чего, по-вашему, в эти прятки затеял играться, неужто для того, чтобы не дрожать? Не-ет! Напротив: чтобы удовольствие из дрожи своей извлечь, удовольствие! Он жить не сможет, ежели не будет в точности уверен и убежден, что за ним подглядывают! Он и прятаться исключительно затем, чтоб за ним подглядывали, решился. Он тайну с секретом выдумал. А без стен, без замков, без стульев и шкафов платяных как вы себе это представляете? Никак. Ведь я зачем буду в шкаф, нафталином провонявший, прятаться? Да только затем, чтобы туда хоть кто-нибудь, да заглянул, а заглянув, хмыкнул презрительно ис ехидцейпротяжно: «А-а, вот чем вы тут занимаетесь, сукины вы дети!» Ну, по крайности да из широты душевной простить ещё можно, ради разнообразия или из любви, положим, из снисхождения; из осознания силы и власти чего ж не простить? Если ж не простить, так иной и задуматься способен: что за смысл в том, чтоб прятаться? И начнёт тут же сызнова прятаться, да ещё извращонней, глубже ещё! Хуже, конечно, когда прячешься ты, прячешься, анет никого, но и здесь не край. Не край! Здесьсамое начало. Здесь человек сам за собой подглядывалки мастерит, и здорово порой у него это самое выходит, стоит признать. Вы уж и догадались, смотрю, куда клоню я, а? Догадались? Ан, нет, вы до конца осильте, там догадкам вашим полный ремонт будет. Будет, говорю! Мне можно верить. Ещё можно. Я ведь не философствующий от геморроя писатель с бородой, не вечно молодой и вечно же пьяный поэт в шевелюре и даже не режиссёр в залихватских усах; мне ни тиражей миллиардных, ни аншлагов не видать, как есть не видать, потому как мне самого себя достаточно. Н-да-с… И потом, я ведь сейчас вас такому научу, что не каждый после меня и рискнет в поэты-писатели-режиссёры подаваться, ой, не каждый! Вот мой урок: как увидите поэта-писателя-режиссера (и иже с ними), так не на постамент его, не в почотный президиум и не в телестудию, атухлыми яйцами. Яйцами его, дамоспода! Ату! Можно ещё и таккаменюкой. Это ведь они нас в голую Голландию ихнего будущего тащат. Они, мать их, сокрушители стен Иерихонской нашей твердыни!..

(4 comments | Leave a comment)

Comments:


[User Picture]
From:leftbot
Date:May 30th, 2014 03:56 pm (UTC)
(Link)
Ага. У каждого скелет в шкафу. У некоторых его собственный.
[User Picture]
From:likushin
Date:May 30th, 2014 04:00 pm (UTC)
(Link)
Скелет собственного детства.
[User Picture]
From:leftbot
Date:May 30th, 2014 05:54 pm (UTC)
(Link)
Да, скелет в детстве оставил в шкафу. И дальше жил медузой))))
[User Picture]
From:likushin
Date:May 30th, 2014 05:59 pm (UTC)
(Link)
Шыкарно. В любую замочную скважину без ограничений. )

> Go to Top
LiveJournal.com